Не поймите, уважаемые читатели, этот заголовок дословно. И не подумайте, что автор статьи так увлеклась новомодными тенденциями нетрадиционных ориентаций, что и вовсе сошла с ума. Дело совсем в другом.

Когда в 1973 году на экраны вышел многосерийный телевизионный фильм «Семнадцать мгновений весны» по одноименному роману писателя Юлиана Семенова, его главный герой штандартенфюрер СС Макс Отто фон Штирлиц, он же Максим Исаев, превратился в культовую фигуру, символ советской нелегальной разведки.

Вопрос «А был ли на самом деле Штирлиц?» будоражит умы нескольких поколений. На самом деле, образ шпиона Исаева — собирательный. Накануне и в начале Великой Отечественной войны в нацистской Германии работала мощная сеть советской агентуры, состоящая как из кадровых советских разведчиков, так и немецких коммунистов и антифашистов.

Уже после войны сеть советской агентуры в Европе получила название «Красная капелла». Ее члены внесли большой вклад в борьбу с фашизмом. Однако, в отличие от почти неуязвимого книжного Штирлица, судьба большинства участников «Красной капеллы» сложилась трагически — им не суждено было дожить до крушения Третьего Рейха.

Среди тех, кто «сыграл» роль Штирлица в реальной жизни, были не только мужчины, но и женщины. Одной из них была немецкая журналистка Ильза Штёбе, которая была известна в Москве под оперативными псевдонимами «Арним» и «Альта». Особая разведчица…

Ильзе родилась в Берлине 17 мая 1911 года. Росла в крайне бедной семье: их с братом воспитывала одна мать. Но девушка хорошо училась и мечтала изменить мир к лучшему. Избрала профессию журналиста. Сначала работала корреспондентом в Чехословакии, а затем в Польше. Юная девушка имела твердые антифашистские взгляды и на этой почве сблизилась с работавшим в Польше немецким журналистом Рудольфом Гернштадтом.

Гернштадт был членом Компартии и агентом советской разведки. Он сумел привлечь Ильзе не только к коммунистическому движению (Штёбе, не афишируя это публично, стала членом Коммунистической партии Германии), но и к работе на СССР.

Первоначально Штёбе получила псевдоним «Арним». Когда нацисты пришли к власти, Ильзе получила указание — вступить в НСДАП и начать делать карьеру в партии.

В 1930-х годах «Арним» работает корреспондентом немецких изданий в странах Европы, что позволяет ей создать большой круг знакомств, чтобы добывать ценную информацию. Продвигается Ильзе и по партийной линии — в 1934 году становится также референтом по культуре ячейки НСДАП в Варшаве, общаясь в этой роли с женами немецких дипломатов, имеющих доступ к секретам своих мужей.

В Польше Ильзе Штёбе считалась убежденной нацисткой, причем настолько, что местные политические деятели не раз обращались с призывами выслать ее из страны как «вражеского агента». Это лишь повышало авторитет журналистки в Берлине и создавало новые возможности для разведдеятельности.

В 1937 году Ильзе принимала участие в вербовке сотрудника германского МИДа Рудольфа фон Шелиа. Дипломат, получивший псевдоним «Ариец», стал одним из самых ценных источников информации о планах высшего руководства нацистской Германии.

Впоследствии деятельность Штёбе в Польше стала невозможной. Она уехала в Берлин, где восстановила связь с советской разведкой, действуя под псевдонимом «Альта».

«Ариец» — фон Шелиа активно работал со Штёбе, для которой поддержание связи с дипломатом стало главной задачей. Благодаря протекции Шелиа, «Альта» в марте 1940 года получила место в пресс-службе МИД Германии. Информация, которая шла через «Альту» в Москву, носила крайне важный характер: перемещение немецких войск, дипломатическая переписка, сведения об успехах немецких дешифровальных служб и т.д.

В Европе уже полыхала война, и в этих условиях развединформация была на вес золота. «Альта» работала с огромным напряжением сил, что спровоцировало обострение болезни печени и почек.

Именно «Альта» передала в СССР данные о начале разработки плана нападения Германии на Советский Союз. В последующие несколько месяцев Ильзе Штёбе информировала Москву об этапах подготовки плана «Барбаросса».

Ильзе до последнего надеялась на то, что войну с Советским Союзом удастся предотвратить.

С началом войны, 22 июня 1941 года, каналы связи «Альты» через сотрудников посольства СССР в Берлине были прерваны. В распоряжении группы, которую возглавляла Ильзе Штёбе, оставался радиопередатчик, с помощью которого важнейшая информация передавалась в Москву до осени 1941 года.

Но и немецкая контрразведка также не сидела без дела. В конце 1941 года гитлеровские спецслужбы начали охоту на радиопередатчики разведгрупп. После того, как им удалось разгромить резидентуру в Брюсселе, в руки нацистов попали шифры, позволившие расшифровать сообщения других радиопередатчиков «Красной капеллы». С этого момента полное уничтожение советской разведсети в Европе стало вопросом времени.

К группе «Альты» присоединился немецкий журналист-антифашист Карл Хельфрих. Внести большой вклад в работу разведгруппы он не успел, а вот личные отношения Ильзе и Карла развивались бурно. В Хельфрихе «Альта» увидела человека, с которым она могла бы обрести семейное счастье.

12 сентября 1942 года Ильзе и Карл отмечали помолвку. В три часа дня в квартиру Штёбе ворвались гестаповцы. Обыск ничего не дал, но 31-летнюю женщину все равно увезли в полицейскую тюрьму на Александерплатц. Был арестован и Карл Хельфрих.

«Альта» не допустила ошибки. Роковой уликой стали расшифрованные радиограммы, а к раскрытию шифра Ильзе Штёбе не имела никакого отношения.

Сначала гестаповцы рассчитывали, что Ильзе станет отличным источником информации о деятельности советских агентов. Но «Альта» оказалась крепким орешком. Она не выдала ни одного члена своей группы. Ее ежедневно избивали до потери сознания, обливали водой и вновь начинали бить. Оставшаяся в живых соседка Ильзе по камере рассказывала, что поражалась ее спокойствию и выдержке. Возвращаясь в камеру после допроса, Ильзе даже пыталась улыбаться! Гестаповцы ненавидели Ильзе не только потому, что она была их врагом, но и потому, что против нее не было прямых улик. И вдруг они появились…

Аристократ, любимец женщин фон Шелиа был арестован через месяц.  Он, в отличие от «Альты», сотрудничал с советской разведкой не по убеждениям, а за гонорары. Поэтому неудивительно, что «Ариец» рассказал гестаповцам все, что знал и, конечно, выдал «Альту». Не выдержал допросов, сломался и выдал все, что знал.

Очные ставки между Штёбе и фон Шелиа не помогли гитлеровской контрразведке. «Альта» признала работу с «Арийцем», но больше не выдала ни одного имени.

К счастью, кроме Ильзе, он не знал никого, поэтому его слабость оказалась роковой только для «Альты». За два дня до суда ей разрешили увидеть мать и брата. Они не могли без содрогания смотреть на ее измученное и изувеченное побоями лицо. Но она уже знала об успехах Красной армии под Сталинградом, и это придавало ей силы.

Через семь недель допросов и пыток в гестапо вынесли вердикт — дальнейшая обработка Штёбе не имеет смысла, она не даст никакой информации.

Ее судьба была предрешена — Имперским военным судом 14 декабря 1942 года Ильзе Штёбе была приговорена к смертной казни на гильотине. Она не просила о помиловании. Накануне казни 21 декабря 1942 года она написала матери: «Благодарю тебя, мамочка, за исполнение моих последних желаний. Не печалься! В таких случаях печали нет места. И не носи, прошу, черное платье».

Она успела узнать, что ее работа была не напрасной — армия Паулюса была взята в кольцо под Сталинградом, и до ее разгрома, обозначившего коренной перелом в войне, оставалось совсем немного.  Но дожить до дня, когда новоявленный фельдмаршал Фридрих Паулюс сдался в плен среди руин города на Волге, ей было не суждено: в ночь с 23 на 24 декабря 1942 года «Альта» была казнена.

За несколько дней до смерти Ильзе Штёбе сказала своей сокамернице: «Главное, что я выдержала и никого не выдала».

Брат Ильзе Курт разделил судьбу сестры — в 1943 году он был казнен за участие в движении Сопротивления. Мать Ильзе погибла в концлагере.

Ильзе Штёбе «за активное участие в борьбе против фашизма, помощь Советскому Союзу в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость» посмертно была удостоена ордена Красного Знамени.

К сожалению, о работе «Альты» и ее разведывательной группы не было написано ни одной документальной книги. Имена советских военных разведчиков, которые были связаны с этой разведгруппой, оказались забытыми.

Впрочем, Ильзе и ее смелым друзьям уже не нужны ни признание их заслуг в борьбе против фашизма, ни награды, ни почести. Однако их имена достойны уважения.

Анна МАВИЧ

После окончания Великой Отечественной войны полковник Я. Бронин, вспоминал об «Альте»: «Когда я ее впервые встретил, ей шел двадцать первый год. Она была, бесспорно, красивой женщиной.

Внешняя красота у Ильзе Штёбе сочеталась с ее личным обаянием, связанным с природным умом и умением расположить к себе людей. Она отличалась наблюдательностью, умела быстро схватывать наиболее характерные черты людей, с которыми сталкивалась, обладала чувством юмора, способностью подмечать смешное в людях и событиях. В общении с людьми вела себя так, что в центре разговора как-то само собой оказывались интересы собеседников. К ним И. Штёбе проявляла умное, отзывчивое отношение, сопровождавшееся теплой, приветливой улыбкой. Беседовать с ней было приятно и интересно; без всяких видимых усилий она вызывала собеседника на откровенность…»

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ