Очередное заседание районной комиссии по делам несовершеннолетних. Просто какой-то женский день… 8 марта? Нет, жаль, но не все так радужно. Каждая из приглашенных дам является лишь представительницей человечества женского пола, но не женщиной, дочерью, матерью… Забота, нежность, доброта, верность, да просто внешняя привлекательность, наконец — ими давно утрачены.
Эта негативная тенденция, когда на заседание КДН все чаще приглашаются дамы, к ним больше претензий и вопросов, как-то настораживает.
Вот первые «гости»: Инна и Николай. Приглашены уже второй раз. В первый, была лишь супруга. Тогда Инна театрально заламывала руки и драматично восклицала: «Я исправлюсь!» То ли не получилось, то ли не хотелось. А только теперь супруги предстали пред очи членов комисии уже вдвоем. Теперь Инна молчит, опустив голову, что-то старательно рассматривает на полу. Почему себя так ведет, становится ясно, когда на пару секунд поднимает взгляд — опухшее лицо, мутные глаза выдают недавнюю встречу «с зеленым змием».
Сравнивая супругов, понимаешь, что злоупотребляет в семье больше Инна, чем Николай. Это подтверждает и председатель сельисполкома. Мужчина обещает наладить семейный быт, с супругой не скандалить. Хочется верить.
Но «но» осталось. Инне 30 лет. Сейчас она в отпуске по уходу за ребенком. Впрочем, воспитанием девочки занимается мама мало. Женщина образования не имеет, никогда нигде не работала.
— Что вы себе думаете? Скоро на работу выходить. Декретный закончится, — пытаются пробить стену безразличного молчания члены комисии.
Инна ничего не думает. Наверное, голова болит. После вчерашнего…
Семья предупреждена о том, что еще один административный протокол и двухлетнюю малышку у них отберут по Декрету №18.
А вот входит вторая приглашенная. Светлана, озаряя всех красным лицом и опухшими глазами, широко улыбается. А чего ж не улыбаться? Она нигде не работает. Сидит на шее у больной онкологией мамы, которая к тому же занимается воспитанием внучки третьеклассницы.
Правда, сейчас Светлана стала на учет, как безработная, ей назначена адресная помощь. А что? Она нуждается. Чего ж не улыбаться?
— Я хочу работать, только меня не берут, — поясняет женщина.
— Понятно, что не берут, у вас же на лице написано, что пьете, — слышит она горькую правду.
— Сбор на госрасходы как будете платить? — интересуются у нее члены комисии.
Светлана невнятно пожимает плечами. Наверное, планирует из пенсии больной матери… Вот уж заботливая дочь.
Женщине дан месяц для трудоустройства.
Далее по очереди приглашаются мать и дочь. Обе воспитывают несовершеннолетних детей.
Мама Галина вообще не понимает какие к ней претензии.
— Вы же не работаете. Старшие дети живут кое-как. Живете на пенсию детей по потере кормильца…
— Ну и что? Что с того? — женщина высокомерно кривляется.
— Сбор как платить будете?
— Из пенсии?
— Из какой пенсии? — возмущению членов комисии нет предела. — Она же не вам назначена, а детям.
Кстати, директор Великолиповского УПК предлагала женщине место работы, но та отказалась, как и от вакансии в местном хозяйстве.
— Ну и что, что я не работаю. Как хочу так и живу, — заявляет Галина.
— Вы живите, как хотите, но детей будьте любезны обеспечить.
— А что не обеспечиваю?.. — нерадивая мать снова корчит рожицы членам комисии.
Реагирует женщина лишь на угрозу отобрать детей. Ей дано 10 дней для трудоустройства.
Естественно, что у такой матери не может быть трудолюбивой дочери. Александра бросает сына Германа и пытается устроить личную жизнь, наворачивая версты по деревне: авось, ПРЫНЦ где-то затерялся…
— Саша, вам через месяц на работу выходить, куда планируете?
— Никуда, — юная искательница приключений уверена, что уже завтра подыщет подходящего миллионера.
— Так не получится. Иначе вы будете платить сбор.
— Ну, найду что-нибудь…
Все бы так что-нибудь находили.
Александре дан месяц для трудоустройства.
***
Не могу оставить сие заседание без личного комментария. Каждая из приглашенных дам напоминает мне ту стрекозу из басни Крылова. Но для каждой из них наступит зима и что тогда? Придет время начисления пенсии, а ее – то и нет. Тогда барышни будут хаить государство, возмущаясь «несправедливостью» судьбы.
Вот нынче «модно» выйти на площадь и проскандировать лозунги за отмену Декрета №3. А чего скандировать? Любая из героинь этой статьи является самой что ни на есть социальной иждивенкой, тунеядкой. Пойдут ли они на площадь? А че б не сходить, если еще и стограмм нальют. Можно выпить и повозмущаться «предвзятостью» государства.
Не Декрет плох, а вот такие Светы и Инны, дети которых ходят в школу, детский сад (как и тех, кто работает и ежемесячно уплачивает подоходный налог) и получают там БЕСПЛАТНОЕ образование. А если заболеют детки? То БЕСПЛАТНО будут лечиться в больнице.
Лично мне, хочется «стрекозкам» крылышки-то подрезать… А детей жалко. Они не виноваты. Им также хочется кушать, новое платье, планшет или мобильник. Они ведь дети…
Анна МАРМУЗЕВИЧ

Print Friendly

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ