Редакция продолжает организовывать «круглые столы», во время которых приглашенные специалисты делятся важной информацией по наиболее актуальным социальным и экономическим проблемам. В очередной раз хотимчане собрались, чтобы обсудить проблему ВИЧ. В заседании «круглого стола» приняли участие: Анна Мармузевич, главный редактор «Шлях Кастрычніка», Альфонс Хрол, врач-инфекционист УЗ «Хотимская ЦРБ», Елена Кавенькина, помощник врача-инфекциониста УЗ «Хотимский РайЦГЭ», Ольга Войтенко, педагог-психолог районного социально-педагогического центра, и Ольга Колтунова, главный специалист отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Хотимского райисполкома, курирующая реализацию молодежной политики.

Многие по-прежнему считают, что ВИЧ-СПИД — болезнь исключительно гомосексуалистов, наркоманов и проституток. Да, было время, когда основными группами риска были именно такие люди. Но в настоящее время, по статистике, число случаев инфицирования при гетеросексуальных контактах постепенно увеличивается. Какие еще заблуждения о ВИЧ/СПИД распространяются людьми?

Корреспондент: «В последние годы, мне кажется, люди как-то самоуспокоились и к проблеме ВИЧ, зачастую обращаются лишь перед 1 декабря. Птичий грипп, лихорадка Эбола и прочие эпидемии, о которых активно говорят в последнее время СМИ, как-то задвинули на второй план проблему распространения ВИЧ. И породили такое заблуждение, что количество инфицированных не растет. Или это не заблуждение?»

А.К. Хрол: «Это не просто заблуждение, а огромное заблуждение. Только за прошлый год в нашем районе было выявлено 3 новых случая заражения ВИЧ-инфекцией. Сейчас у нас на учете состоит 20 инфицированных. За все время наблюдения 1 человек умер от СПИДа.

По республике на 1 января 2017 года состоит на учете 22 218 ВИЧ-инфицированных. Это каждый 500-ый житель страны. Это большая цифра и не радужная.

За прошлый год в Беларуси был выявлен 2 391 новый случай ВИЧ. Подумайте, что каждый день в республике выявляется 4-ре ВИЧ-инфицированных.

В настоящее время, по оценке ООН, ВИЧ/СПИД занимает 5-е место среди причин смертности в мире. Это тревожные данные. Так что самоуспокаиваться рано».

Корреспондент: «Сейчас речь идет о выявленных случаях заражения, но на каждый выявленный приходится 10 неустановленных…».

Е.Н. Кавенькина: «Да, действительно, раньше считалось, что на 1 выявленный случай приходится 10 невыявленных, но теперь мы считаем, что где-то 3…».

О.В. Колтунова: «Это в основном молодые люди?»

А.К. Хрол: «Конкретно по Хотимскому району — нет. Это люди в возрасте 29-50 лет».

О.В. Колтунова: «Но я так понимаю, что можно, например, заразиться ВИЧ в 20, а узнать об этом лишь в 30 лет, сдав анализы?»

А.К. Хрол: «Да, вы понимаете правильно. И пример в нашем районе подобный есть: инфицированный заразился примерно 5-7 лет назад от момента установления инфекции. Вирус ВИЧ очень особенный и сколько пройдет времени от момента заражения до проявления его в организме весьма индивидуально и зависит от многих факторов, так что можно жить долгое время, не подозревая о болезни и заражать при этом других людей».

О.В. Войтенко: «Основной путь заражения в нашем районе половой?»

Е.Н. Кавенькина: «Да, в нашем районе основной путь заражения половой».

О.В. Колтунова: «А как люди воспринимают психологически подобный диагноз? Можно ли к нему подготовиться?»

А.К. Хрол: «Подготовиться к подобному нельзя. И люди воспринимают по-разному: кто-то не приходит в себя по нескольку месяцев».

О.В. Войтенко: «Психология человека устроена так, что настраивается только на хорошее. Именно поэтому люди уверены: «Со мной такого не произойдет никогда! Я не заражусь!». А когда узнают о болезни, то у большинства, и это нормально, наступает фаза отторжения: «Я не верю! Это неправда!»

Дальше все будет зависеть от того, насколько у человека мощная сила воли. Но шок будет у всех. Сколько он продлится — индивидуально. Но подготовиться к такому невозможно.

И только, когда шок проходит, приходят эмоции. Они у всех разные — слезы отчаяния, озлобленность, обида, гнев, кого-то может мучить чувство вины.

И итог будет разным. Один воспримет все в темных тонах и впадет в депрессию. Другой поймет это, как шанс изменить свою жизнь. Третий — как испытание.

Многое зависит и от тех близких людей, что рядом. От того, насколько они поддержат инфицированного».

А.К. Хрол: «Да, это верно. Еще надо понимать, что  сегодня ВИЧ изменил свой облик. Если изначально СПИД получил  неофициальное название «болезни четырех Г» — так как вирус был обнаружен у жителей или гостей Гаити; гомосексуалистов; людей, больных гемофилией и лиц, употреблявших героин, то сегодня портрет инфицированного очень сильно изменился… Это женщина 30-35 лет, успешная, с высшим образованием.

То есть среди ВИЧ-инфицированных есть, как говорится, невинно пострадавшие. Например, жены, которых заразили неверные мужья. Или наоборот…».

Корреспондент: «То есть, это заблуждение: «Я не молодой, не наркоман — я не заражусь!»

Е.Н. Кавенькина: «Заблуждение. И очень опасное».

А.К. Хрол: «В мире живет около 1 миллиарда семей, где один из супругов заражен ВИЧ. И, заметьте, семьи не распадаются. Так что, когда мы говорим о ВИЧ, это далеко не всегда синоним аморальности».

О.В. Войтенко: «И ведь в таких семьях рождаются дети…»

А.К. Хрол: «Да, рождаются. В Хотимском районе родилось два ребенка от ВИЧ-инфицированных матерей. Один из них уже снят с контроля. За вторым — еще идет наблюдение.

Сегодня медицина шагнула далеко вперед, и если мать во время беременности соблюдает все требования докторов, то лишь 1%, что ребенок родится инфицированным. Ранее, действительно, было 50 на 50… Сейчас вирус, сама болезнь более изучены».

Корреспондент: «Ой, что-то я не разберусь… То есть получается, что в семейной паре, где один из супругов заражен ВИЧ, можно жить открытой половой жизнью и родить здорового ребенка, и супруга не заразить?»

А.К. Хрол: «Да, можно. ВИЧ — очень специфический вирус. Для его распространения нужны особые условия.  Риск заразиться, живя с ВИЧ-инфицированным очень высок, но это не означает, что заражение произойдет в 100% случаях.

Опять же, как я уже говорил, зараженные постоянно принимают определенные препараты, находятся под пристальным контролем докторов. Тем более, целенаправленно заразить другого человека ВИЧ — это уголовное преступление. Инфицированные об этом знают».

Корреспондент: «Мы вроде много знаем о ВИЧ, но страх заразиться, порой, делает нас безумными. Вот недавно прочла информацию в российских СМИ о том, что родители «выжили» из школы ВИЧ-инфицированного ребенка, побоявшись, что он заразит их детей. В итоге, семья была вынуждена переехать в другой город, опасаясь гонений».

О.В. Войтенко: «Это глупо и аморально. Во-первых, это общеизвестный факт, что заразиться ВИЧ бытовым путем невозможно. Во-вторых, инфицированный ребенок обладает такими же правами, как и любой другой. Тем же правом и на получение образования.

Этот пример, как раз таки и показывает, что в нашем обществе нет толерантности друг к другу. Никто не просит любить «иного» человека, но понимать и принимать его  нужно. Терпимее нужно быть.

О.В. Колтунова: «Нужно больше черпать информации о ВИЧ, отделяя правильную от слухов и заблуждений».

А.К. Хрол: «Например, даже в нашем райцентре любой из нас, наверняка, встречался с ВИЧ-инфицированными, но, не зная об этом, спокойно занимался своими делами: совершал покупки в магазине, ждал очереди к доктору, смотрел концерт. И… ничего не случилось…»

Корреспондент: «Это потому, что не знали, а если бы знали, то неизвестно как бы себя повели люди.

Ольга Владимировна, а как наша молодежь? Знаю, что в прошлом году проводилось полномасштабное анкетирование по вопросу ВИЧ в районе, что показали его итоги?»

О.В. Колтунова: «Показало то о чем мы с вами уже говорили: все всё знают, но… Думаю, что большинство из них уверены в том, что конкретно с ними этого не случится. А потому нужны, наверное, другие формы работы с молодежью. Возможно, именно такое живое общение».

Корреспондент: «Нашла информацию о том, что ученым стало известно несколько случаев полного излечения от вируса иммунодефицита. Некоторым пациентам помогла пересадка костного мозга от донора, который имел врожденную невосприимчивость к развитию ВИЧ. Также существует вылеченный младенец, которому была назначена ударная доза антиретровирусных препаратов».

А.К. Хрол: «Не знаком с подобными фактами. Скорее всего — это «журналисткая утка». Пока от ВИЧ ни лекарства, ни прививки нет».

О.В. Войтенко: «А есть надежда, что прививку когда-нибудь изобретут?»

Е.Н. Кавенькина: «Об этом очень рано и сложно говорить. В первую очередь потому, что ВИЧ очень быстро мутирует. Быстрее, чем грипп, а потому просто невозможно успевать предугадывать его мутации.

А лечение за последние годы стало более эффективным и многие инфицированные живут по 10 лет и более».

Корреспондент: «Слышала такое мнение, что раз СПИД неизлечим, а лечение недешевое, то стоит всех ВИЧ-инфицированных собрать вместе и выселить на какой-нибудь остров…».

О.В. Войтенко: «Ну, это уже совсем фашизм какой-то… А вместе с ВИЧ-инфицированным и онкобольных, и даунов, и шизофреников. Человечество уже проходило это во времена Гитлера в нацистской Германии. Уверена, что это не решит проблему, а создаст еще очень много новых».

А.К. Хрол: «Выселением, действительно, проблему распространения ВИЧ не решить. Уверен, что вообще заражение остановить невозможно, уж очень много на планете инфицированных».

Е.Н. Кавенькина: «Когда мы говорим о ВИЧ, то в данном вопросе, как никогда актуально выражение, что болезнь легче предупредить, чем лечить, поэтому важно своевременно делать анализы, ну и, конечно, соблюдать нормы профилактики».

Корреспондент: «Как часто стоит делать анализ на ВИЧ?»

Е.Н. Кавенькина: «Все индивидуально. Если вы имели случайный половой контакт и назавтра утром побежите в больницу, чтобы сдать анализ, то верного результата еще не узнаете. Я бы рекомендовала делать анализ на ВИЧ один раз в пять лет».

Корреспондент: «ВИЧ! Проблема все же социальная (кара за безнравственость) или медицинская?»

О.В. Колтунова: «Конечно, социальная. Но я бы не сказала, что это кара человечеству. Хотя, нельзя не признать, что зачастую именно образ жизни приводит к ВИЧ: беспорядочные половые связи или употребление наркотиков…».

О.В. Войтенко: «Согласна, что ВИЧ — это не проблема медиков, а проблема всего общества. Уверена, что рост нравственности в обществе даст результат. Если в каждой семье понятия верности и любви станут стержнем жизни, то не будет не только ВИЧ, но и других болезней, передающихся половым путем. Нам следует вернуться к исконным семейным традициям».

Е.Н. Кавенькина: «Да, стоит признать, что сегодня проблема ВИЧ/СПИД вышла далеко за рамки врачебных тем. Она затрагивает разные слои общества, разные общественные явления. И бороться с ней, говорить о ВИЧ нужно не только в канун 1 декабря».

Корреспондент: «Большое спасибо всем за беседу. Будем надеяться, что наши читатели почерпнут для себя что-то новое и важное».

Анна МАРМУЗЕВИЧ

Print Friendly

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ