Жека сказал, Жека сделает

Жека сказал, Жека сделает

282
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Ветеран сельскохозяйственного производства, механизатор ОАО "Батаево" Евгений Гаянков

Вот уже больше часа я слушаю монолог ветерана сельскохозяйственного производства, тракториста-машиниста ОАО «Батаево» Евгения Гаянкова. Погрузчик уверенно двигается по сенажной траншее вперед-назад, это же сколько нужно за световой день наездить километров, сколько раз переключить передачу скоростей, чтобы качественно утрамбовать сенажную массу. Руки у Жеки, а именно так в хозяйстве называют Евгения Ивановича, крепкие, мозолистые, по ним уже можно судить о человеке. Для себя делаю заключение — это мужик, наш, крепкий крестьянин, который, если сказал, то сделает.

— Детство мое не назовешь безмятежным, родился в 1951 году, 22 апреля, — рассказывает Евгений Иванович. — Вполне ведь могли родители назвать и Владимиром, в честь Ленина, который появился на свет тоже на эту дату. Но уже был старший брат Владимир. Наверное, о нашем поколении тоже можно говорить, что мы — «сурового времени дети». Чего-чего, а суровости нам хватало с лихвой. Но, слава богу, все обошлось. Семья наша была дружная.

Трудовой стаж Гаянкова насчитывает почти 50 лет. Неофициально же его трудовая биография имеет еще более раннее начало. Подраставшие дети быстро овладевали навыками различных дел в личном и общественном хозяйствах. Вот и Женя рано освоил нехитрую крестьянскую науку. Уже в школьные годы уверенно держал косу в своих детских руках, управлялся с лошадьми, ходил за плугом и зарабатывал свои колхозные трудодни. Насыщенными выходили школьные каникулы. С отцом сено косили для коровы Зорьки, помогали маме на огороде и в колхозе находили занятие. На зернотоку зерно сушили, на сенажных траншеях посыпали минеральными добавками зеленую массу. Юзефовская восьмилетняя школа, Хотимское училище механизации, потом был призыв в Вооруженные Силы Советского Союза. Службу проходил в погранвойсках в Молдавии. Она способствовала закалке характера деревенского парня.

После армии звала к себе в Красноярск тетя, но он вернулся в родную деревню,  остался работать трактористом в местном колхозе. Долго в холостяках пограничник не задержался. Заворожила его привлекательная девушка Валентина. Через всю деревню шли в сваты к ней. Родственники невесты приветливо встретили гостей. Сыграли свадьбу, со временем построили свой дом. Евгений трудился за рычагами гусеничного  трактора на колхозных полях, а жена ветфельдшером, паспортистом, а затем заведующей животноводческой фермой «Юзефовка».

Хватало Валентине забот и с маленькими дочушками, а их родилось четверо, настоящий клад Гаянковых.

— Старшая Татьяна работает паспортистом в жилкомхозе, Жанна – экономистом в ПМК-276, Ирина преподает в Беседовичском УПК, лишь младшая Катя улетела далеко, обосновалась в Борисове, учит студентов местного колледжа, — охотно делится Евгений Иванович. — Дети, внуки — это наше с женой самое большое богатство. Когда вместе собираемся — это всегда праздник. Святое для нас — истопить баню, она у меня, как говорят, по-черному. За зятьями в парилке не угнаться, но еще «могём» веничком побаловаться.

— На работе вы любите во всем порядок, все доводить до ума и своего логического завершения. Мне рассказывали, что и дома у вас все путем.

— Сейчас можно говорить, что кое- чего мы с хозяйкой добились в плане улучшения условий жизни. С позиций прожитых лет могу об этом сказать. В доме у нас водопроводная колонка, соответственно это позволило установить стиральную машину-автомат.  Есть водонагревательный котел, паровое отопление, при этом не отказались от русской печи, установили душевую кабину, в доме и на веранде газовые плиты.

От себя добавлю, что Гаянковы — владельцы автомобиля и… коровы.

— Ну, а как же иначе, без коровы, — восклицает мой собеседник. — Всю жизнь с кормилицей и ее вклад большой в том, что имеем. Осталась одна на всю деревню.

— Ну почему так происходит в жизни: при одинаковых условиях у одних получается и на работе, и дома, а у других — пусти-повалюсь? — не могу не задать вопрос Евгению Ивановичу.

— Вопрос непростой, — на минутку задумавшись, — отвечает он. — Наверное,  должен быть внутренний стержень, внутренняя потребность делать нужное для себя и людей.

И она у него есть. Примерно в год выхода на пенсию Евгений Иванович занялся пчеловодством, можно сказать, что случайно. На огороде поймал рой, обратился за помощью к знающим в этом непростом деле людям, и пошло-поехало. Сейчас медом обеспечивает родню.

По возрасту таких тружеников в сельхозорганизациях района не так уж много, пожалуй, можно пересчитать на пальцах  двух рук.  О больших деньгах говорить не приходится. Я в который раз задаю себе вопрос: «Зачем это нужно?».

— Уже, будучи на заслуженном отдыхе, приезжает как-то ко мне бывший председатель  колхоза  Ткачев. Я ему и говорю: «Заболел я, Иван Михайлович». Тот готов звонить знакомым врачам. Поясняю, что не физическая боль у меня, а болею без общения с людьми, без дела.

Разве не убедительное подтверждение слов Евгения Ивановича о стремлении быть нужным людям?

Александр Лейчинский.

Фото автора

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ