Григорий Белоусов

Я иногда и сам удивляюсь. Ищешь в Интернете информацию, абсолютно не связанную с Хотимским районом, и совершенно случайно натыкаешься то на любопытные факты о Хотимщине, то на очередного выдающегося земляка. Так было и в этот раз. И что не биография, то хоть романы пиши! Но, ограничусь очерками, как всегда — не хватает информации.

Уверен, сложись исторические события определенным образом, имя хотимчанина Григория Евменовича Белоусова было бы широко известно. Революционер, общественный деятель, один из организаторов профсоюзного движения на Донбассе, депутат Государственной думы II созыва, член РСДРП, чуть ли не с момента основания партии. Все к этому располагало.  Вот только был Григорий Белоусов меньшевиком, оттого в стране победивших большевиков о нем предпочли забыть.

Родился Григорий, как уже понятно, в Хотимске, в 1876 году. Учился в народной школе, а после стал работать на местном стекольном заводе. Был в Хотимске и такой. В числе нескольких перспективных рабочих был отправлен на стажировку в Польшу. Там юноша и увлекся революционными идеями. Да так увлекся, что отправили его из неспокойного региона подальше. В Сибирь. Да только в суровом крае и своих революционеров хватало. И взгляды молодого стекольщика на жизнь, общество, свободу укрепились под их влиянием еще больше. Спустя время ему разрешают покинуть место ссылки и переводят на бутылочный  завод  в город Константиновка на Донбассе. Случилось это в памятном 1905 году незадолго до первой русской революции. Естественно, что остаться в стороне от этих событий Григорий Белоусов не мог. Стал одним из активистов, организатором стачек, митингов, забастовок. За что подвергался постоянным административным преследованиям.

На партконференции Константиновско-Горловского района в марте 1906 избран делегатом на 4 (Стокгольмский) съезд РСДРП. Однако, в апреле был арестован и на съезд не попал, не знаю каким образом, но стал делегатом  5 (Лондонского съезда РСДРП (1907) от с-д фракции Госдумы. В декабре 1906 года, в связи с угрозой нового ареста, вынужден был скрываться. 6 февраля 1907 года рабочий Сантуриновского завода в Константиновке был избран депутатом Государственной думы II созыва по рабочей курии от общего состава выборщиков Екатеринославского губернского избирательного собрания. Входил в социал-демократическую фракцию. В ходе разгона  II Государственной думы в ночь на 3 июня 1907 г. Григорий Белоусов был арестован в Санкт-Петербурге. Особым присутствием Правительствующего Сената 1 декабря 1907 г. приговорен к 4 годам каторги с последующей ссылкой на поселение. Содержался в Александровском каторжном централе (Иркутская губерния).

В 1911 вышел на поселение и в конце того же года бежал, эмигрировал в Европу, затем в США.  Долгое время был безработным, затем служил швейцаром при больнице в городе Миннеаполис. Во время Первой  мировой войны примкнул к оборонцам, подписал обращение «К сознательному трудящемуся населению России». Сотрудничал в газете «Призыв» (Париж) и в издававшемся Л.Г. Дейчем в Нью-Йорке оборонческом журнале «Свободное слово». Умер 18 декабря 1916 г. в Миннеаполисе, США. После Октябрьской революции 1917 года урна с прахом революционера была перевезена в Константиновку и перезахоронена.

Именем нашего земляка Григория Белоусова и по сей день названа одна из улиц города. Уже позднее во время партийных чисток 20-30-х годов, покойному Белоусову припомнили меньшевистские взгляды. Улицу переименовывать не стали, а вот все документы из архивов уничтожили, даже экспозицию, посвященную Григорию Евменовичу, из местного краеведческого музея выкинули. Так и остался в истории Григорий Белоусов безызвестным революционером.

***

Второй герой очерка революционером не был. Даже наоборот, являлся классовым врагом – помещиком. Но и его судьба оказалась тесно связана с  революцией 1917 г. и последующей гражданской войной.

Семен Гатцук
Семен Гатцук

Гатцук Семен Андронович родился в семье мелкого землевладельца в деревне Тростино в 1856 году, окончил Московский университет. Молодой историк принял модные на рубеже XIX-XX веков среди интеллигенции идеи всенародного просвещения, так называемого «хождения в народ», поэтому, получив диплом, отравился работать простым учителем в село Старые Чешуйки Мглинского уезда Черниговской губернии (сейчас Брянской области РФ).  И уже работая в селе, увлекся археологией и краеведением. С группой единомышленников из сельчан  он проводил раскопки курганов на берегах рек Беседь, Ипуть, Сож. Сделал ряд выдающихся открытий, в частности, первым обосновал теорию о двойственности культур – отличие между захоронениями коренных северян и пришлых радимичей.

Семен Андронович  являл собой классический тип краеведа-универсала, который с одинаковым увлечением исследовал памятники археологии, истории, архитектуры и этнографии, коллекционировал древности и антиквариат, книги и рукописи, заботился о сохранении историко-культурного наследия. «Универсалы гетманов, полковников малороссийских идут на обертки, рушатся, обращаются в груды мусора дворцы, распахиваются… курганы», — обеспокоенно констатировал  Гатцук и энергично пытался помочь делу. Одним из первых он начал систематическое обследование археологических памятников (преимущественно курганных могильников и городищ древнерусской эпохи) в пределах Мглинского, Суражского и Новгород-Северского уездов. В то же время  занимался памятниками архитектуры, прежде всего, полуразрушенным дворцом графа Завадовского в селе Ляличи Суражского уезда. В поле зрения исследователя находились и семейные архивы местного дворянства, в которых случались уникальные документы. «Бумаги фамильных архивов, — совершенно справедливо отмечал краевед, — являются одним из достовернейших источников бытовой истории, и потому передача таких бумаг в музеи или книгохранилища, а еще лучше — использование их в печати — назревшая потребность». С. Гатцуку повезло выдать аннотированный каталог одного из таких собраний под красноречивым названием «Архив Борщовых (Опыт использования фамильных бумаг)» (Чернигов, 1917 г.). Значительный интерес составило собрание древностей Гатцука, которое частично было представлено на выставках XII Археологического съезда в Харькове (1902 г.) и XIV Археологического съезда в Чернигове (1908 г.).

В целом, за незначительным исключением, научный задел Семена Гатцука остался в рукописях. Прежде всего, это его отчеты о разведке и раскопках, которые от Московского археологического общества и Санкт-Петербургской археологической комиссии унаследовали Институт археологии и Институт истории материальной культуры Российской академии наук. Семен Андронович мог бы стать настоящим светилом науки, если бы не революция. Известно, что воодушевленные событиями 1917 года крестьяне сожгли его дом, а сам он вынужден был чуть не пешком бежать из родных мест. На этом его следы теряются. Он либо сумел бежать за границу, либо погиб. В пользу последней версии говорит тот факт, что нигде после Семён Гатцук себя не проявил. Его уникальные труды: десятки тетрадей с подробными отчетами о раскопках, этнографическими записями и исследованиями только недавно дождались своего часа, став объектом исследования ученых.

Александр Александрин

Print Friendly, PDF & Email

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ