Есть такой речевой оборот: «Между ними была космическая связь…». Причем подразумевается некое эфемерное состояние, когда один человек близко чувствует другого. Чистой воды поэзия. А вот, что такое настоящая космическая связь, как и для чего она функционирует, может объяснить только специалист. Таковым является наш земляк, начальник отдела низкоорбитальных космических аппаратов ЦУП государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос», Сергей Борисов. В канун Дня космонавтики 12 апреля я написал о нем статью и обещал встретиться лично, когда Сергей Викторович приедет в очередной раз на малую родину, и побеседовать.

Выполняю своё обещание.

— Сергей Викторович, со слов вашей матери знаю, что в юности хотели пойти по стопам отца — стать архитектором. Что же побудило вас  уйти в абсолютно иную сферу?

— Да, в школе думал поступать в архитектурный. Но двоюродный брат сагитировал, можно сказать. Он в то время уже был военный. Поступил в Киевское высшее военное инженерное училище связи. Окончил с одной четверкой. Я мог выбирать место, где буду проходить службу, и выбрал группу Советских войск в Германии. Служил в отдельном полку связи в городе Веймар. Через два года стал начальником станции спутниковой связи «Кристалл». Это важная и ответственная должность. Нужно также отметить, что дипломную работу в училище я писал именно по космической связи, так что устроился по военной специальности. По окончании службы в Германии перевелся в город Борисов. А в1991 году, когда полк, в котором служил, сократили, перевелся в Военно-космические силы, стал начальником станции спутниковой связи «Аврора». Эта станция обеспечивала голосовую связь с космонавтами на орбите. За картинку отвечала другая станция. Когда стала развиваться программа гражданского космоса (до этого всё, что связано с космосом, контролировалось военными структурами), пошел по этому новому направлению. И вот уже 10 лет возглавляю отдел.

— А если бы не эта профессия, то кем бы стали? Видите ли вы себя на ином месте?

— Мне нравится то дело, которым я сейчас занимаюсь. Так получилось, что вся моя жизнь связана с космосом. И по-иному я себя не вижу.

— Расскажите немного о специфике своей работы. Вот те же низкоорбитальные аппараты — это что?

— Это спутники, орбита которых не превышает 1000 километров. В основном высота полета таких аппаратов 600 километров. Основная задача — дистанционное зондирование Земли. Фоторазведка, проще говоря. Работает в отделе 60 человек. Дежурство посуточное, сутки через трое. В процесс управления аппаратами входит разработка программы полета, отсылка ее на борт спутника, и анализ работы систем. Космос не предсказуем. И те же магнитные бури существенно влияют на работу спутников. За сутки аппараты делают 16 витков. Но в зоне доступа приборов с Земли они оказываются на каждом витке всего минут на восемь. За это время нужно проверить его работу, откорректировать. Дело сложное. Но в команде очень много молодых специалистов. Средний возраст отдела не превышает 40 лет.

— Сергей Викторович, вы жили и бывали во многих городах. Что для вас Хотимск? Вы часто приезжаете на малую родину?

— Стараюсь приехать при первой же возможности. Для меня — это отдушина. И вместе с тем — долг. Частный дом требует ухода, а мать живет одна, пенсионерка. Помощь нужна постоянно. Я живу в городе Щелково, работаю в Королеве. Это по российским меркам также небольшие города, всего (!) 150 тысяч населения. Хотя, если сравнивать с Хотимском (смеётся)…

— А не думали вернуться в Хотимск окончательно?

— Не исключаю такую возможность. Но пока об этом говорить рано. Нужно работать, поднимать дочерей, помогать. Старшая дочь сейчас в «декрете». Я дедом стал год назад. Младшая учится. Возможно, когда они будут достаточно обеспечены, и моя помощь будет менее нужна, я и вернусь в родной дом.

— Не могу не спросить, а вы лично знакомы с космонавтами? Может, кого-то и из наших белорусских знаете?

— В Звездном городке (смеётся) через одного все космонавты! У нас есть школа имени Климука, он часто приезжает. Так что визуально Петра Ильича знаю.

Наша беседа проходила в доме матери Сергея Борисова Валентины Семеновны, накануне отъезда. Сергей Викторович отнюдь не лукавит, когда говорит, что при первой же возможности старается приехать домой. Именно домой. И это он не раз подчеркивал в разговоре.

Александр АЛЕКСАНДРИН

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ