Нынче только ленивый не обсуждает тему реализации в нашей стране Декрета №3. Хотя нет, неверно: в большинстве своем именно ленивые ее и обсуждают, ведь другим людям недосуг — они делом заняты. Посчитая, что я вполне себе такая ленивая личность, лежа в выходной день на диване, думаю об этом и я… А что? Чем я — не философ?

Впрочем, в данном вопросе не до философии. Декрет Президента №3 «О предупреждении социального иждивенчества» был принят 2 апреля 2015 года. Что-то я не припомню, что тогда он вызвал такую бурную реакцию и за его отмену вышли на площади граждане… А почему? А потому, что каждый кого он касался, считал: «Авось, пронесет… Меня не коснется… Поживем — увидим…» Пожили и увидели, что выполнять нормы законодательного акта все же придется. А не хочется… Оно и понятно, кому ж хочется отдавать деньги, которых у многих нет. И нет вовсе не потому, что зарплата маленькая, а потому, что зарплаты нет.

Документ в народе тут же прозвали «Декретом про тунеядцев», хотя в терминологии-то много «но». Толковый словарь Ушакова дает такое толкование этому термину: тунеядец — человек, живущий за чужой счет, чужим трудом, бездельник, паразит, дармоед.  А вот Ушаков так толкует понятие «иждивенец» —  лицо, состоящее на чьем-нибудь иждивении. Разницу понимаете?  Тунеядец — это тот, кто может работать, но не хочет, а иждивенец — не может. Иждивенцами принято называть малолетних детей, инвалидов, стариков, которые уже не в силах себя содержать.

Социальное же иждивенчество означает, что человек, скажу грубо (уж, простите) «сидит на шее государства».

Согласна и спорить не стану, что в данном вопросе много «но». И, конечно же, документ не содержит, да и не может содержать всех нюансов отдельно взятой человеческой судьбы. Для этого при районных исполнительных комитетах созданы комисии по рассмотрению вопросов предоставления льгот физическим лицам… В общем, длинное у нее название, и в связи с тем, что ленивая я, да и статья неофициальный документ, назову ее комиссией по Декрету №3. В Хотимском районе ее возглавляет Андрей Даниленко, заместитель председателя райисполкома. Во время заседаний члены решают, анализируя предоставленные документы, освободить человека от уплаты госсбора или нет, а возможно уменьшить ему сумму сбора. К слову, на одной из последних заседаний комиссии из 12 рассмотренных дел, лишь одному человеку было отказано в льготах. Так что на местах разбираются в каждой ситуации весьма детально.

— К работе комиссии привлекаем как можно больше людей, — поясняет Андрей Васильевич. — Если человек проживает в сельской местности, то обязательно приглашаем представителя сельисполкома. Нам важно все. И как человек характеризуется, какой образ жизни ведет, хороший ли семьянин. То есть при принятии окончательного решения учитываем буквально все. Например, земля за человеком закреплена, соответствующие документы он предоставил, но землю он не использует — вместо картофеля растит бурьян… Понятно, что «такое землепользование» не является основанием дать льготу. Но, как уже отмечала, все очень индивидуально.

Вот пример, женщина на протяжении года тяжело болела. Есть соответствующие меддокументы. Работать не могла, равно, как и вести огородничество. Естественно, что она была освобождена от уплаты государственного сбора.

Вот, вроде все стало на свои места. Есть документ, пришло уведомление — человек либо платит, либо обращается в комиссию по декрету и осбождается при наличии на то оснований. Но сколько же еще «но».

Люди выходят на площадь и продолжают скандировать за отмену Декрета. Тут же «приляпалась» к ним оппозиция. Еще бы… такой момент… возглавить толпу недовольных… В интернете можно найти информацию: «В Бресте вышло столько-то человек, в Витебске столько-то…» На мой взгляд, 700 человек, да и пусть и тысяча, например, для Витебска с его населением 376 226 человек (на 1 января 2016 года) — это капля в море, а вовсе не общественное мнение. И так по всей стране.

Это знаете, как в любой семье: если мама хочет на обед суп картофельный, папа и сын согласен, а дочь требует борщ, то угадайте, что у семьи будет на обеденном столе… Демократия — это не мнение каждой отдельно взятой личности, а подчинение меньшинства мнению большинства. Пока большинство в выходные после тяжелой рабочей недели смотрит любимый сериал. Многие уже готовятся к посевной: ну, там перец на рассаду высадили или капусту.

Несмотря на свою лень, я всмотрелась в фото участников «чудо-акций». И тут меня кое-что взволновало: лица пенсионеров и… подростков. Вот уж кому там точно не место.

Почему вышли пенсионеры? Это родители тех великовозрастных детин, которых они вынуждены содержать на свою ЗАРАБОТАННУЮ пенсию. Они же понимают, что теперь и сбор должны будут уплать из этой же пенсии. Можно ли с этим смириться? Оказывается куда сложнее, чем смириться с тем, что не смогли воспитать достойного человека. Конечно, свое дитя жалко. Даже если оно пьяница или наркоман, или просто бездельник.

Пенсии у них маленькие… А откуда же взяться большим, если N-нная часть населения не участвует в формировании пенсионного фонда, как это делают работающие, ежемесячно уплачивая взносы в ФСЗН.

Почему вышли подростки? А им делать нечего… А тут еще может пивка налили. Или они уже сейчас твердо знают, что работать и не собираются. Кто-то, обучаясь на бюджете, планирует зарабатывать там-сям, а кто-то пойдет в ПМК (Пока мамка кормит). Кто виноват? Государство?

Японцы (мудрая, надо сказать, нация) говорят: «Хочешь испортить ребенку судьбу — балуй его».

Вот и делайте выводы, кто воспитывает тунеядцев.

А ведь белорусы славились своим трудолюбием. Мы хвастаемся этим качеством перед другими нациями. Вот поинтересовались у наших пользователей группы «Одноклассники.БАЙ», как они считают, трудолюбивая ли мы нация? 52,4% — даже и не сомневаются в этом. Впрочем, почти столько же признают, что эта, в основном, характеристика старшего поколения и славные трудовые традиции уходят в прошлое.

Обидно ли молодежи такое мнение? 66,7% пользователей группы «ХоМо» (ВК) — не согласны, им обидно. Хотя тут же  33,3% признают, что это, частично, правда.

Вот вам и традиции.

Среди плательщиков сбора на государственные расходы, лично я бы, определила три основные группы. Это люди, работающие неофициально. Кстати, например, в Хотимске значительное число людей предъявили документы о том, что они официально трудоустроены в России. К ним претензий нет. Но вернемся к «неофициалам». Часто, у таких хороший заработок. В чем социальное иждивенчество? Они не платят ни подоходный налог, ни взносы в ФСЗН. Итог: государство не дополучает деньги на соцсферу, а пенсия в перспективе у таких будет… если вообще будет… очень маленькая. Кто им виноват?

Вторая категория — явные тунеядцы: пьяницы, бездельники, наркоманы, «пофигисты». Это, так сказать, идейные безработные. Живут за счет пожилых родителей, часто пенсионеров. Любят утром поспать подольше, в обед выпить — побольше, вечером пошуметь — повеселее. При этом, в больнице такие кричат громче всех, у педагогов школ с ними сплошные проблемы, а в органах соцзащиты они частые гости. Их не смущает, что они платят льготируемые государством жировки за коммуналку, что их дети учатся бесплатно, а в больнице с них никто не требует квитанцию об оплате, прежде, чем врач скорой помощи сделает им укольчик «от большого давления после вчерашнего». Комментарии излишни.

И третья категория. Это люди по различным объективным причинам, неосуществляющие трудовую деятельность. Кто-то действительно, не может устроиться. Кто-то действительно, болеет. Таким на комиссию, там разберутся. В большинстве своем, таких освобождают от уплаты.

Казалось бы какие еще вопросы могут быть?

А они, эти «но», еще есть.

Вот, поразмыслите, да подумайте: за 2016 год расходы бюджета Хотимского района на 65,7% направлялись на социальную сферу (образование, культура, медицина и т.д.). Если к этому добавить 15,6% — это расходы на ЖКХ (это наши с вами льготируемые государством платы за газ, тепло, воду, электроэнергию), то получается весьма ясная картина. Если учесть, что за минувший год район был дотационным на 62,4%, то представьте себе, что будет, если государство этой дотации не даст?.. Закроются школы, детские сады, больница и т.д. Как вам такая перспектива? Мне не нравится. Равно, как и не нравится, если платить за питание в школе я буду не 15 рублей в месяц, а 600. И плюс к этому, еще тысячи полторы — за образование, как на западе.

И вам не нравится? То-то и оно.

Если бы все граждане страны трудоспособного возраста вносили свою лепту  в государственную казну, то и машину скорой помощи нам бы новую дали, и у учителей зарплата была бы побольше, и… Да много еще чего было бы, если бы…

Но вместо того, чтобы думать, некоторые просто хотят: хотят не работать, не платить, не думать, не решать. Только, мы граждане этой страны — и нам надо думать, решать, платить. Это не просто долг. Это — необходимость.  А то в страстях такого можно натворить…

Лениво философствую: «Быть или не быть…». Ой, некогда, надо ужин приготовить, погладить белье, а то завтра — на работу…

С уважением Анна МАВИЧ

Print Friendly, PDF & Email

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ