Когда ночью 27 апреля 1986 года водителя машины «Скорой помощи» Хотимской районной больницы Николая Лупского вызвали в военкомат, он и не подозревал, что ему предстоит делать. Думал, очередные учения, или какая-нибудь сложная авария. Но на месте сбора ему объявили, что, согласно предписанию, он направляется в качестве водителя спецавтомобиля на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда это была государственная тайна, правительство еще официально не объявило о случившимся. Так, спустя время, Николай Лупский оказался на зараженной территории в числе первых ликвидаторов. Командировка в радиоактивный район продлилась месяц, в течение которого водителю приходилось выполнять разные работы. Возил врачей и специалистов в различные регионы для замера радиоактивности почвы, воды, воздуха, находясь непосредственно в самых опасных и «грязных» местах. Вывозил пораженных лучевой болезнью людей. А иногда и трупы. Этот месяц тянулся для Николая Павловича, как год. После возвращения из Чернобыля он продолжил работу в «Скорой помощи» до самой пенсии. Автомобиль, на котором он работал непосредственно в очаге аварии, по причине очень высокого радиационного фона был уничтожен.

Подобные командировки не прибавили здоровья никому из ликвидаторов. И Николай Павлович не исключение. С возрастом его самочувствие стало ухудшаться. Радиационное облучение медленно разрушало его организм. Сегодня вся забота об инвалиде лежит на плечах супруги Галины Федоровны. Николай Павлович практически не встает с постели. Но дату 26 апреля всегда ждет. Ждет, как отправную точку, рубеж. Вот и еще один год прошел после аварии. В этом году их станет тридцать.

Александр

АЛЕКСАНДРИН

Print Friendly, PDF & Email

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ