Сегодня наступит Новый год. В доме уже неделю пахнет мандаринами. Мама купила их много-много и спрятала. Иногда, когда она не видит, можно утащить несколько штук — себе и брату.  Потом их быстро и незаметно скушать, надежно спрятав мясистые оранжевые шкурки.

В зале в углу стоит елка. Ее папа принес вчера из леса. И мы дружно ее наряжали. Мама из шкафа достала большую коробку из-под посылки, в которой, завернутые в вату, лежат стеклянные шары и разные фигурки. Вот эту игрушку подарили мне за победу на утреннике в каком-то конкурсе, и мы повесили ее на самое видное место. Брату тоже дарили игрушку на утреннике. Они обе висят на елке, но моя виднее, я же старше.

А еще у нас есть красивая гирлянда. Папа всегда говорит: «Как ее не складывай — она все равно запутывается».

А мне нравится, что она вся такая перепутанная. Мы с Сашкой, с братом, любим ее распутывать. Ведь смешно смотреть, как мама наблюдает за нами, чтобы мы ее не сломали и сами не поранились. Она думает, что мы еще маленькие и несмышленые, а мы уже взрослые. Мне целых семь лет, а брату уже пять. Папа нас подбадривает и говорит маме: «Смотри, мужики растут». И подмигивает нам. Вот мы закончили возиться с ней, и через минуту гирлянда уже висит на елке. Папа выключил свет, мы сидим в темноте и  почти не дышим.  И вдруг гирлянда начинает мигать, освещая все вокруг: елку, вату под ней, в которой стоит игрушечный Дед Мороз, нашего кота Ваську, которому очень нравятся блестящие елочные игрушки, и наши с братом лица. У Сашки лицо то синее, то желтое. Он такой смешной. Наверное, как и я.

Вчера папа ходил в магазин. Его долго не было. Мы успели соскучиться по нему. Я еще не знаю, что такое большая очередь, но папе это очень не нравится.

А сегодня мама с папой с самого утра возятся на кухне. Что-то готовят. Слышен звон посуды и как нож стучит о разделочную доску. А еще голоса: «Посмотри как там курица в духовке», «Холодец когда разливать будем?»,»Ну вот куда это ты положил, а? Не понимаешь, что я на этой доске фрукты режу, а ты на нее селедку положил». Смешные у нас родители. Мы одинаково их любим, а еще любим и фрукты, и селедку.

По телевизору показывают «Зима в Простоквашино», и красивая тетенька поет про зиму в городах и селах. На кухню нас не пускают. Мы хотим помочь, а нам говорят, что только мешать будем. Обидно.

Дома скучно. Начинаю капризничать. За что получаю от мамы. Папа моет руки и говорит мне: «Доставай ваши с братом коньки и помоги ему одеться».

Моей радости нет предела. Визжу, бегу в комнату и кричу: «Саня, собирайся, щас на каток идем».

На улице хорошо. Все вокруг белое. Люблю упасть в белый пушистый сугроб и лежать там. Но сегодня я так делать не буду, а то потом родители на улицу не выпустят. С этим в нашей семье строго. Даже когда мой лучший друг Колька кричит под окном и зовет меня играть, мама не отпускает и заставляет читать скучные книжки.

Вот мы на катке. Сашка еще плохо катается: у него это так смешно выходит, он часто падает. Я смеюсь и отец тоже. Сашка на нас обижается и начинает хныкать. Время летит быстро. Незаметно стало темно. Скоро Новый Год. Пора домой. Папа подзывает меня рукой, я подкатываюсь к нему и жду, когда он наденет на мои коньки синие пластмассовые чехлы на лезвия. Если б с нами не было папы, я бы ни за что их не одевал, а дошел до асфальта возле канализационного люка, и бил бы по нему коньком, чтобы искры летели. Как у Серебряного копытца. Один раз папа это увидел… В следующий раз буду выбивать искры подальше от своего дома. За Колькиным домом тоже есть люк с асфальтом.

Дверь открыла мама. У нее накрашен только один глаз, а на голове бигуди.

Пора одевать новогодние костюмы. Сегодня я буду мушкетером, а Сашка — зайцем.

Мама уже успела накрасить второй глаз и бегает по квартире с тарелками. Сашка незаметно таскает с них колбасу для себя, меня и кота Васьки, а плеши, которые после этого получаются, маскируем укропом. Очень сильно хочется есть. А еще для нас мама купила бутылки с «Ситро» и «Тархуном». «Ситро» мы будем пить из взрослых фужеров, как мама с папой шампанское.

Папа смотрит на часы и командует: «Провожаем старый год!». Мы с Сашкой сразу набрасываемся на колбасу, чтобы взрослые не заметили плеши под укропом. Кричим: «Мне Ситро», «А мне Тархун», «Тогда мне тоже Тархун!», «А что ты за мной всё повторяешь? Пей свое Ситро!».

По телевизору опять показывают «Зима в Простоквашино», только уже по другому каналу.

Мы с братом уже наелись и хотим подарков, но сидим и молча ждем. На экране появляется Кремлёвская стена и куранты. Папа зажигает гирлянду и выключает свет.  Незнакомый дядька в телевизоре долго и непонятно говорил, а мама с папой слушали, держа в руке бокалы с шампанским. И мы тоже встали, подняли свои фужеры с «Ситро». Начали бить куранты, и все стали загадывать желания.

Куранты еще били, а я уже успел загадать желание. Себе я хотел новые коньки, но еще и для Сашки загадал игрушечный автомат, уж очень сильно тот его хотел.

Сашка, довольный как слон, прошептал мне на ухо: «Сейчас будут подарки».

Но подарков не было. Неужели Дед Мороз забыл про нас.

Вдруг папа прислушался к шороху за дверью:

— Побежали быстрее, там Дед Мороз за дверью.

И мы побежали, спотыкаясь друг о друга. Но за дверью никого не было.

— Быстрее, он побежал на пятый этаж!

И мы, послушав папу, понеслись наверх. Но пробежали с первого до пятого этажа и никого не догнали. Сашка заревел, а я сдержался.

— Упустили Деда Мороза? А он успел уже к нам зайти и для вас подарки оставить.

Сашка сразу перестал реветь, а я засомневался — не мог же Дед Мороз пробежать мимо нас, забежать в квартиру и оставить подарки, врет все папа.

Но папа не обманул. Под елкой лежал красный мешок и вокруг него был настоящий снег.

— Мам, правда Дед Мороз приходил? — я не мог поверить в свое счастье, и даже то, что мы с ним разминулись совсем не огорчало.

— Конечно, он извинился, что не смог вам их лично вручить. Много сегодня у него работы.

— А какой он? — все не унимался я.

— В валенках, с мешком и белой бородой. И вьюга с ним.

Я сразу ясно представил эту картину и потрогал уже таявший снег.

Сашка успел развязать мешок и рылся в нем. Я тоже полез в мешок. Сашка меня отталкивал, а я его. Но мы знали, кому какой подарок. Мне коньки и игрушечный пистолет, а Сашке — автомат и машинку.

Вот врет все Колька. Он говорит, что подарки покупают родители, а не дарит Дед Мороз. Родители не могли знать, какие подарки мы загадали.

***

Скоро Новый год. Нужно ехать по магазинам, закупать все к новогоднему столу. Составить список подарков и никого не забыть. Сашке я подарю игрушечный автомат, он их с детства коллекционирует. Маме куплю ее любимые духи и тушь. Я ей каждый год обязательно дарю тушь, вспоминая тот далекий Новый год. Про остальных родных я тоже не забуду — не зря же я весь год незаметно выведывал, что кому хочется. А папе? Ему я подарю эту историю. Ровно в полночь, по телефону, пока будут бить куранты. Я буду читать и сдерживать слезы. Как тогда, на лестнице, на пятом этаже, много лет назад, когда мне, всего лишь на мгновение показалось, что папа мог нас обмануть…

Дмитрий ЛЕОНИДОВ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ