Письмо интересного содержания пришло на электронную почту редакции. Автор его учитель русского языка и литературы средней школы села Инкино. Это Томская область Российской Федерации. В своем послании Александр Синеев рассказывает о судьбе нашей землячки, уроженки деревни Узлоги Анастасии Григорьевне Сидоровой. Женщине, которая в детстве пережила оккупацию, потеряв практически всю семью. А ныне проживает на территории Колпашевского района Томщины. Судьба ее и в самом деле трагична и поучительна. И думаем, будет интересна жителям Хотимщины. Текст письма публикуем ниже.

Детство опаленное войной

Когда в прошлом году ученица тогда 6-го класса Инкинской СОШ Сидорова Настя принесла домашнее сочинение, основанное на воспоминаниях своей бабушки Сидоровой Анастасии Григорьевны, еще девочкой, хлебнувшей горе и познавшей все тяготы военного времени, оно тронуло и потрясло меня до глубины души.
Ее внучка внимательно выслушивала бабушкины рассказы о том времени, записывала на диктофон беседы с детьми Анастасии Григорьевны, которые дополнили и уточнили услышанное.
Когда началась война, Насте Нестеренко (девичья фамилия Сидоровой А.Г.) было 10 лет. Через три дня, 25 июня, она готовилась отмечать свой одиннадцатый день рождения.
Жила она со своей большой и дружной семьей из 12 человек в деревне Узлоги Хотимского района Могилевской области, что в Беларуси, поэтому война докатилась до порога очень быстро.
Взрослые братья Насти ушли на фронт да так и не вернулись, старшая сестра была на сносях и ждала рождения ребеночка, папа, председатель сельсовета, был инвалидом, потому на войну его не взяли, а ее любимый младший брат Мишка — всего на год младше нее.
Когда немцы появились в деревне, то они заходили в каждый дом, просили еды или забирали скот и домашнюю птицу, поэтому еды детям не хватало, и жили они впроголодь. Фашисты же от скуки развлекались и издевались над ними, устраивая соревнования по бегу, за что давали стакан соли.
Настиного папу полицаи-бандеровцы зверски убили на глазах девочки, узнав, что он председатель сельского совета, и несколько дней издевались над остывшим телом. От страха Настя с Мишой ринулись в лес, а немец, сидевший на мельнице, стал стрелять по ним. Прибежав домой, дети спрятались в огороде в ботве картошки, а полицаи и немцы, обыскав дом, все-таки не смогли их найти. После пережитого страха Настя стала заикаться.
Так началась для Насти Нестеренко немецко-фашистская оккупация.
Война принесла с собой болезни, голод, холод и, самое страшное, смерть родных и близких.
Мама и сама Настя заболели тифом, и от этого у девочки выпали все волосы. Немного погодя мама умерла от болезни, а Настю Бог миловал, преподнося новые испытания и удары судьбы. Ее старшая сестра родила дочь, но ребенок умер при родах, и сестра сошла с ума от горя. Когда это случилось, высоко в небе Настя вдруг увидела икону. «Икона! Икона!» — закричала она. Изображение померцало в воздухе, проплыло по небу и скрылось за тучами. С тех пор Настя верила, что только чудо, божье знамение и ангел-хранитель спасали ее в этих нечеловеческих условиях.
Часто через деревню на запад проходили обозы с нашими пленными солдатами. Тех, кто умирал, фашисты выбрасывали с повозок, а детям приходилось брать лопаты и хоронить их. Выкопать глубокие могилы они не могли, поэтому часто их разрывали лисицы и съедали трупы. После одного из боев пришел приказ из Могилева собрать всех убитых и похоронить в братской могиле. Сколько безымянных наших солдатиков покоится там до сих пор, одному Богу известно!
Немцы не считались ни с чем: дети перед ними или взрослые. Один раз Настя с подругой Ниной пошли за водой, и на них спикировал истребитель, выпустив несколько автоматных очередей. Отлежавшись на земле, Настя приподняла голову и стала звать подружку, но Нина не откликнулась. С ужасом девочка увидела её остекленевшие глаза, в которых отражалось синее безоблачное небо. До сих пор не может забыть эти глаза Анастасия Григорьевна.
Многие в деревне были безжалостно убиты, а жители соседних хуторов, женщины, старики, дети, были просто заживо сожжены вместе с их деревнями и селами.
Когда немецкие войска отступали, фашисты сожгли хату семьи Нестернеко и многие другие дома в Узлогах, и детям приходилось ночевать в одной хате по 10 человек. В тесноте, да не в обиде! Зато было не так страшно коротать темные ужасные ночи, когда не знаешь, проснешься завтра живым или нет.
Война закончилась для Насти потерей всех близких. В живых остались только она и ее младший брат Миша.
Настя Нестеренко, покинув разрушенную деревню, добралась до Харькова, прибавив себе несколько лет, сделала паспорт и, сказав, что ей 16 лет, уговорила начальника шахты взять ее на работу. Там она и жила, и работала, пока не повстречала Сидорова Владимира, за которого вышла замуж и переехала жить в Сибирь. Уже здесь у них родились дети Тамара, Раиса, Виктор и двойняшки Светлана и Владимир, 11 внуков и трое правнуков. Недавно по воспоминаниям Анастасии Григорьевны ученики Инкинской школы поставили небольшой спектакль «Детство, опаленное войной». А благодарные зрители с красными от слез глазами, стоя, аплодировали и благодарили Анастасию Григорьевну за проявленные характер и мужество и вручили ей 5 гвоздик, как символ мужества и веры, как символ тех пятерых детей, которым подарила жизнь она сама.
Беларусь отмечает 70-летие освобождения от гитлеровских оккупантов, но мы, сибиряки, не должны забывать и всегда обязаны помнить, что рядом с нами, по соседству, живут люди, которые прошли через все ужасы войны, приняли на себя все ее тяготы, лишения и испытания, и вместе с ними не прервалась ниточка жизни и нашей истории. Пусть это будет уроком мужества всем нам и будущим поколениям.
Александр Синеев,
учитель русского языка и литературы Инкинской СОШ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ