На моем рабочем столе лежат затертые пожелтевшие папки. Выцветшими чернилами на обложках выведены имена и фамилии, воинские звания. А внутри папок — жизни. Жизни наших земляков, уроженцев Хотимского района, офицеров, прошедших дорогами войны, вернувшихся домой. Жизни людей, поднимавших Хотимщину из руин и пепла. В рамках своего авторского проекта, который веду уже несколько лет, восстанавливая память о наших земляках, воевавших в годы Великой Отечественной войны на фронтах, в партизанских отрядах, трудившихся в тылу, я открываю новую рубрику «Личное дело». В ней я расскажу о людях, чьи жизни запечатлены в этих полуистлевших бумагах. Но прежде, хочу выразить благодарность человеку, передавшему мне личные дела офицеров — подполковнику запаса Андрею Королеву. Будучи военным комиссаром Хотимского района, он сохранил эти документы.

Хорошее начало — половина дела. Признаться, я долго выбирал с кого начать эту рубрику. Кто станет первым. Каждый из списка достойный. Но остановился все-таки на двух личных делах. На двух учителях школ Хотимского района. Уверен, что живы еще люди, знавшие их лично, бывшие ученики, коллеги, родственники.

Итак, я открываю первое

«Личное дело».

Нил Антонович Кириенко. Родился 4 сентября 1916 года в деревне Ганновка в семье крестьян. В автобиографии он упоминает о двух родных сестрах Агафье и Ксении. До войны Нил окончил Домамеричскую семилетнюю школу, Климовичское ремесленное училище и педкурсы. И уже в 1935 году в возрасте 19 лет стал работать учителем в Боханской сельской школе. Работая, молодой педагог продолжал учиться заочно, и в 1939 году окончил исторический факультет Могилевского пединститута. В этот период его успели перевести из Боханов учителем Юзефовской начальной школы, а с момента получения диплома назначили директором Тростинской школы. На основании этого можно представить насколько востребованной и нужной была в то время профессия педагога, и как учителей не хватало на местах. Но директором Нил Кириенко пробыл всего три месяца. В декабре 1939 года его призвали в Красную Армию. Парню предстояло стать одним из тех самых лейтенантов, у которых выпускной в военном училище совпал с началом войны. Ростовское пехотное училище Нил окончил в июне 1941 года. Прямо с плаца — на фронт. С первых дней боевых действий он находился на Юго-Западном фронте в составе 66 стрелкового корпуса на должности уполномоченного особого отдела НКВД. Уже в сентябре 1941 года во время боев в Полтавской области 66 стрелковый корпус был разбит неприятелем. Остатки личного состава попали в окружение. Пробиться к регулярным частям Красной армии возможности не было. Бойцы решили выбираться из «котла» поодиночке и небольшими группами своими силами, кто как может. Лейтенант Кириенко более двух месяцев пробирался на родную Хотимщину, был задержан возле города Борисполь фашистским патрулем, бежал из временного лагеря военнопленных. С декабря 1941 по сентябрь 1943 года жил в деревне Боханы, где оставалась его жена Мария Евменовна с сыном. Находясь на оккупированной территории, Нил Антонович продолжал преподавать в школах района. И, когда Хотимск был освобожден от захватчиков, он добровольно явился в военкомат. Попросился на фронт. К этому времени у него с супругой родилось еще двое сыновей: Владимир и Александр. Лейтенант Кириенко принял под командование стрелковый взвод 369 стрелковой дивизии 1 Белорусского фронта. Но спустя 3 месяца, как лицо, находившееся в оккупационной зоне, был переведен в резерв. Особый отдел (на тот момент уже СМЕРШ), в котором сам Нил некогда начинал службу, долго изучал биографию офицера. Полгода Кириенко провел в 8-ом отдельном штрафном батальоне 1 Белорусского фронта. Но о том, что Нил Антонович Кириенко был чист перед присягой и долгом, говорит уже тот факт, что прямо из штрафбата его направляют на курсы повышения боевой подготовки. Затем вновь служба в резерве в 29-ом отдельном полку офицерского состава. В действующую армию Кириенко вернется только в апреле 1945 года командиром стрелкового взвода 1020 стрелкового полка 269 стрелковой дивизии. В личном деле сохранилась выписка из приказа о переводе бойца переменного состава штрафного батальона в действующие части Красной Армии с восстановлением в правах, как искупившего вину в боях. Там сказано, что во время боев местного значения в августе 1944 года Нил Кириенко уничтожил из ручного пулемета 14 вражеских солдат, и тем самым подавил огневую точку противника. Демобилизовался Нил Антонович в июне 1945 года. В списке наград фронтовика значатся медаль «За Победу над Германией» и медаль «За взятие Берлина». Он вернулся к своей мирной профессии. Работал учителем в Беседовичской школе, затем директором Юзефовской, с 1959 года до кончины в 1961 возглавлял Боханскую школу. Нила Антоновича не стало 22 февраля в возрасте 45 лет. В личном деле сохранилось много характеристик на него, в период работы после войны. В них о Ниле Антоновиче говорится как об опытном, авторитетном педагоге, пользовавшемся доверием односельчан. И еще много хороших теплых слов.

Не меньше этих слов и в характеристиках еще одного учителя-фронтовика.

Я открываю второе

«Личное дело».7845

Федор Семенович Качаев. Родился далеко от Беларуси, с которой впоследствии его тесно свяжет судьба. В деревне Караульная, Даурского района Красноярского края в семье крестьян. До войны окончил школу, в 1937 году Красноярское педучилище. Работал учителем в школах в разных районах Красноярского края. В июне 1939 года призван в Красную Армию. Как и Нил Кириенко, на фронт ушел сразу после окончания Ярославского пехотного училища в звании лейтенанта. И также начинал в особом отделе. Непосредственно на фронт попал в конце июня 1941 года в составе 425 стрелкового полка 110 стрелковой дивизии Западного фронта. Дивизия была переброшена из Тулы под Могилев, где практически сразу же была окружена и разбита вражескими войсками. Как и в предыдущем очерке, личный состав, оставшийся в живых, выходил из окружения малыми группами. Федор Качаев оказался в составе группы майора Шивпникова, которая приняла решение остаться в окружении и организовать партизанский отряд. Но спустя несколько дней и этот отряд был разбит немцами. Под деревней Акулино Могилевского района лейтенант Качаев был взят в плен. Уже в другой день он совершает дерзкий побег из-под охраны во время транспортировки в Могилев.

Беглеца приютит молодая женщина, тоже учительница, Кривенкова Анна Афанасьевна, в своем доме в деревне Фойно, впоследствии ставшая женой Федора Семеновича. Скрываться от оккупационных властей лейтенанту удавалось довольно долго — до мая 1942 года. Он вязался с местными партизанами, выполнял поручения командования отряда. Но в 1942 году был арестован и отправлен в Могилевскую тюрьму гестапо. Там Качаев пробыл месяц и снова бежал. И вновь вернулся в партизанский отряд. Спустя год уже в июне 1943 года третий раз арестовали. И опять непобедимый лейтенант сбегает, на этот раз уже от Могилевской жандармерии. Но и это еще не всё! В апреле 1944 года его снова поймали! Только из уважения к такой «прыти» его не стали расстреливать, хотя личность Федора Качаева после таких подвигов была известна оккупационным властям. Лейтенанта вместе с другими военнопленными отправляют эшелоном в Германию. Далее события развиваются и вовсе анекдотично. Качаев под Минском сбежал из эшелона! Связался с партизанским отрядом и дождался освобождения местности частями Красной Армии. Пройдя проверку СМЕРША, полностью реабилитирован. Его направляют в тыл в Могилевскую область. Там в Могилеве он некоторое время работал инструктором по обучению допризывников, а затем военруком Агеево-фойнянской школы. Война уже катилась по Европе, когда лейтенанту Федору Качаеву вновь пришла повестка. В конце февраля 1945 года он становится командиром стрелкового взвода 556 стрелкового полка 69 стрелковой дивизии 3 Белорусского фронта. И тут военная фортуна впервые отворачивается от командира. Пройдя окружения, аресты, плен практически невредимым, на фронте спустя месяц боевых действий под Кенигсбергом он получает серьезное ранение руки. До победного мая 1945 Федор Качаев пробудет в госпитале в Двинске. По ранению его комиссовали. Он вернулся с семьей на малую родину в Красноярский край. И спустя пять лет вернется, как принято говорить, на места боевой славы. В 1950-52 годах Федор Семенович работал завучем Чернявской семилетней школы, а в 1952 – учителем немецкого языка в Забелышинской средней школе. Автобиография, написанная рукой Федора Качаева, на этом месте обрывается. Написана она в 1955 году. Где и как он жил дальше из оставшихся документов неясно. Но есть записи о том, что с 1957 года по 1970 год Федор Семенович работал учителем Березковской средней школы, в 1968 году ему присвоено звание старший лейтенант, а в 1969 году он в дополнение к своим наградам (ордену Красной звезды и медали «За победу над Германией») получил медаль «50 лет Вооруженным Силам СССР». Это собственно все. Где похоронен ветеран в деле не сказано. Но уверен, что об этом знают родственники фронтовика. И те, кто учился при нем в школах.

Александр АЛЕКСАНДРИН

 P.S. Всем, кого заинтересовала изложенная выше информация, сообщаю, что данные личные дела хранятся пока у меня. Ознакомиться с ними можно в редакции районной газеты «Шлях Кастрычнiка». Также сообщаю, что помимо этих двух, имеются личные дела лейтенанта Козлова Ивана Антоновича (12 мая 1922 г.р.), младшего лейтенанта Люсикова Ивана Васильевича (15 ноября 1923 г.р.), лейтенанта Макаренко Сергея Савельевича (24 сентября 1917 г.р.), младшего лейтенанта медицинской службы Винокуровой Марии Петровны (12 августа 1923 г.р.), старшего лейтенанта Щепилина Филиппа Лукьяновича (12 января 1906 г.р.), старшего лейтенанта Азаренкова Фомы Филипповича (16 апреля 1908 г.р.), капитана Михаленко Михаила Федоровича (24 января 1926 г.р.). Обращаюсь ко всем, кто располагает какой-либо информацией об этих людях, давайте не дадим их памяти прекратиться уже через поколение. Буду рад любой информации. И с удовольствием поделюсь имеющейся.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ