Вы здесь
Бабу Лиду из Янополья в деревне любят и уважают Личность 

Бабу Лиду из Янополья в деревне любят и уважают

Недавно в районной газете было опубликовано письмо Юлии Шостак из Минска, которая собирает сведения о своих родственниках, проживавших в Хотимском районе. Эта публикация сразу же нашла отзывы у наших читателей. К примеру, необходимой информацией располагает руководитель поискового отряда «Память» при СШ №2 Надежда Ковалёва, которая долгое время с детьми собирала исторические сведения на территории района, а также жительница деревни Янополье Лидия Авсеенко, которая в настоящее время является самой старшей по возрасту в своём населенном пункте.

***

Женщина задумчиво сидит на диване, перед ней раскрыта газета с той самой заметкой о семье Заблоцких. Словно она всё это время ждала визита корреспондента «ШК».

— Вы ещё сами читаете?

— Со зрением всё в порядке, — говорит Лидия Павловна. — Вы же посмотрите, сколько у меня книг. Чтение — это моё неотъемлемое занятие. С грамотностью тоже порядок, поскольку до войны успела окончить аж 7 классов. Перечисленные в статье люди мне знакомы, получается, что мы с ними даже родственники. Их усадьба как раз располагалась в этом месте, где сейчас стоит мой дом.

У Лидии Павловны отличная память, и она может с лёгкостью воспроизвести события из разных временных отрезков, правда, многие воспоминания даже спустя годы причиняют боль, тому свидетельство то и дело нахлынывающие слёзы на глазах моей собеседницы.

Более подробно её воспоминания записали в октябре прошлого года члены поискового отряда «Память», побывавшие в гостях у бабушки. В дальнейшем они легли в основу эссе учащейся 10 класса СШ №2 Юлии Королёвой (на снимке с Л. Авсеенко) — «Кровавый след пособников нацистов», которое она направила на общенациональный конкурс «Жертвы национал-социализма и места уничтожения в Беларуси».

Вот выдержки из этой работы:

«Бабу Лиду в деревне все любят и уважают. И есть за что! В свои 93 года она содержит в порядке дом, двор и огород, много трудится, оптимистка по характеру, на судьбу не жалуется. За окном середина октября, а в её палисаднике островки хризантем, издали похожие на озёра. А над ними порхают бабочки!

Баба Лида ходит по двору, подаёт доски племяннику, который чинит конёк на кровле сарая. Весело улыбаясь, встречает нас и ведёт в дом. Здесь чисто, уютно, пахнет яблоками и квашеной капустой. Узнав цель нашего визита, охотно рассказывает о себе.

«Я родилась в 1924 году в простой крестьянской семье на хуторе Соколовка, что в нескольких километрах от Янополья,  – начинает свой рассказ Лидия Павловна. – В конце 20-х – начале 30-х годов в бывшей помещичьей усадьбе князя Мещерского организовали коммуну (Янополье и соседнюю Благовку, поэтому стали называть Коммуной). До революции здесь был спиртзавод, маслодельный завод, ткацкая фабрика.

Был прекрасный сад, обсаженный липами. Деревьям в липовой аллее сегодня более 150 лет.  И сейчас за моим домом есть криница, воду из которой брали ещё мои родители.

В 30-е годы дети из соседних деревень и сёл учились в нашей Енопольской семилетке. Завучем работал Антон Митрофанович Тычина – родной дядя известного белорусского писателя Алеся Адамовича. (Похоронен Тычина на городском кладбище Хотимска).

Мы были первыми пионерами, а потом и комсомольцами. В канун Великой Отечественной войны я окончила школу и хотела поступать в медтехникум, но моим планам не суждено было сбыться».

В её памяти навсегда отпечатались картины трагических событий, связанных с Великой Отечественной войной. Помнит, как немцы в августе 41-го года появились в деревне. Их было много, ехали на мотоциклах. Сразу же на улицах стали разжигать костры, стреляли свиней, хватали кур. Люди в ужасе разбегались кто куда, пытались спрятать коров в соседнем лесу, прятались сами.

За рекой Беседью полоса густого леса с непроходимыми болотами. Там с начала войны действовали партизаны. Родители Лидии Павловны, как и другие жители деревни, пекли для них хлеб. Отец отвозил в лес капусту для партизан. Однажды переправил в партизанский отряд врача с женой из деревни Берёзки.

До войны отец Лидии Павловны, Малашенко Павел Калинович, работал конюхом и даже возил на выставку в Москву породистых лошадей. После освобождения Хотимска в составе нашей армии участвовал в боях на реке Проне, был ранен. Умер в мирное время в возрасте 63 лет. А брат, Малашенко Иван, с боями дошёл до Берлина. После войны жил и работал в Минске.

С горечью в голосе Лидия Павловна рассказывает о том, что пришлось пережить на оккупированной территории: «Во время войны немцы в нашу деревню приезжали нечасто, хозяйничали здесь полицаи из местных. Но ужас наводил отряд Бишлера, появившийся весной 1943 года. Говорили, что пришли бишлеровцы со Смоленщины. В отряде были не немцы, а славяне, говорили по-русски.

В тот день мы пасли коров на лугу. По деревне пронесся слух, что идут бишлеровцы. Они в это время уже ходили по домам, искали молодёжь. В доме моей подруги Азаренко Татьяны нашли её комсомольский билет. Матери пригрозили расстрелом, если не покажет, где прячется дочь.

Вскоре мы увидели на лугу трёх автоматчиков и маму Татьяны. Бежать было уже бесполезно. На всех нас бищлеровцы наставили дула автоматов и повели в деревню Боханы. Нас было четверо: Иван Кузьменков, Таня Азаренко, Евдокия Никульченко и я.

В Боханах на улице Галеевка (местное название) загнали в дом, где уже были другие жители из поселка Благовка (колхоз «Советская Белоруссия»). По одному водили в соседний дом. До сих пор помню этот окровавленный стол и пол. Посередине избы стояли деревянный стол, стулья. На одном сидел невероятно толстый, с тройным подбородком человек. Он тяжело дышал. Внешность его вызывала чувства омерзения и ужаса. Я никогда в жизни таких страшных людей не видела. Он спрашивал про партизан, коммунистов, комсомольцев. Меня парализовал страх – я молчала. Один из бишлеровцев бросил меня на стол лицом вниз и стал шомполом наносить удары. Каждый из нас тогда получил по 10 ударов шомполом. Тела были в страшных кровоподтеках, болели».

После некоторого времени её и еще нескольких человек отпустили, а Таню Азаренко, Машу Лагутенко  и многих жителей Благовки, среди которых были и пожилые люди, погнали в Горню, что на границе с Россией. Там многих благовцев расстреляли, Таню и Марию отпустили.

Когда немцы отступали (осенью 1943 года), родственники жертв карателей нашли и опознали тела людей, расстрелянных в Горне. Их достали из погреба местного жителя Паседько и захоронили на сельских кладбищах.

«Свидетельствую, что в Горне каратели расстреляли Болдуева  Емельяна Фадеевича и Болдуеву Анну Ивановну, а сын их, который до войны был председателем сельсовета, был расстрелян раньше в парке родного села. В Горне была расстреляна семья Минченко: мать, отец, два сына, Макаренко Владимир, двое пожилых людей (имён не помню, жили они возле самой дороги в маленьком домике). За что их всех казнили? Возможно, за связь с партизанами, может быть, кто-то донес на них бишлеровцам… У нас ведь и полицаи были, одного, по фамилии Зубачев, особенно боялись. Полицая Леоненко Якова партизаны застрелили в колхозном саду возле лип.

Люди приняли от рук карателей мученическую смерть, но сведений об этом нет даже в книге «Память. Хотимский район». Семьям расстрелянных никогда со стороны властей не было никакой помощи… Обидно!

Во время войны ночью в наши дома приходили партизаны, но не грабили, а вели себя очень вежливо, благодарили за хлеб и одежду. Однажды появились они и у нас, а мама думала, что это полицаи, и попыталась спрятать оставленную женщиной-врачом швейную машинку. Партизан улыбнулся и сказал, что они не грабители и чужого без спроса не берут»,  – продолжает свой рассказ Лидия Павловна, из которого мы узнаём о её жизни после войны.

Когда гитлеровцы отступали, они подожгли деревню. Сгорело очень много домов. В оставшихся ютилось по четыре-пять семей, кто-то жил в землянках. С огромным трудом люди восстанавливали жилье; женщины на быках возили лес, работали на лесосплаве, пахали тоже на быках.

После освобождения с группой молодежи Лидия Авсеенко работала на станции Унеча:  вместе с пленными немцами разбирали блиндажи. Работали, стоя по пояс в снегу, есть было нечего, пухли от голода… Однажды не выдержали и решили самовольно вернуться домой, еле живые пешком кое-как добрались до родной деревни.

Потом её назначили колхозным бригадиром, мужиков в хозяйстве было мало: более 150 человек погибли на фронтах. Двенадцать лет трудилась звеньевой по выращиванию льна, семь лет перед пенсией работала на свиноферме. Ещё несколько лет после ухода на пенсию работала уборщицей в начальной школе деревни Янополье.

«За всю жизнь только один раз отдохнула в санатории под Могилёвом. Мне 93 года, но ещё тружусь в огороде, выращиваю картофель, овощи. Все мои подруги и друзья военного и послевоенного времени покоятся с миром. А я вот живу, помню, молюсь о мире», –  Лидия Павловна вздыхает, потом, улыбаясь, приглашает нас к столу отведать блины из печки, травяной чай. Жизнь продолжается!»

***

За многолетний труд Лидия Павловна награждена медалью «Ветеран труда», имеет знак «Ударник девятой пятилетки». Между делом в разговоре женщина сетует на одиночество, особенно сейчас в зимнее время, когда нет забот в огороде. Из родных поблизости у неё только внучка — живёт в агрогородке Берёзки.  Дочь в Донбассе, сын рано ушёл из жизни. Во время военных действий в Украине, дочка на некоторое время приезжала к ней, самой же Лидии Павловне погостить в братской стране не довелось. Зато недавно, благодаря современным технологиям, будучи у внучки в Берёзках, она смогла посмотреть, как живут её родные, пообщаться с ними по видеосвязи.

Теперь надеемся, что благодаря письму в газете, у неё появятся новые родственники из Минска, ведь она человек общительный и открытый, любит побеседовать по телефону со знакомыми. Следит за новостями и в стране, и на Хотимщине, поэтому районную газету всегда ждёт с нетерпением. А теперь и сама стала героиней очерка…

Здоровья и долголетия вам, Лидия Павловна! Не смейте унывать!

Материал подготовила

Елена БОРОВИКОВА

Похожие записи

Оставить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲