Вы здесь
Корреспонденты «ШК» рассуждают о традициях празднования радуницы Общество 

Корреспонденты «ШК» рассуждают о традициях празднования радуницы

В первый вторник после Пасхальной недели отмечается Радуница. В этот день принято молиться об усопших и посещать кладбища. В канун праздника в редакции зашел разговор о насущном, о традициях, связанных с этим днем. Следует отметить, что мнения корреспондента Ольги Зайцевой и студентки журфака Эльмиры Карповой в основном совпали.

О. Зайцева: «Мне кажется, Эльмира, что данная тема всегда была предметом для рассуждений и благочестивых догадок. Когда возникла традиция праздновать Радуницу, никто уже и не вспомнит. Но всё говорит о том, что это праздник языческий и берет он свои корни из глубокой древности. Сейчас этот день широко празднуется и даже стал выходным днем в ряде стран, в том числе, и в Беларуси».
Э. Карпова: «Конечно, глубоких познаний в этой сфере у меня нет, но понимаю, что в этот день вспоминают умерших родственников, и, в первую очередь, это нужно сделать молитвой, а не пышным застольем. Радуница посвящается памяти усопших, служится специальная панихида в церквях. В этот день стоит помолиться за умерших, поставить свечи за них, заказать молебен».
О. Зайцева: «Также можно прийти на могилки, помолиться, отдать дань уважения, и тихонько уйти. Если по каким-либо причинам, не хватает времени в обычные дни посетить могилы родственников, обязательно стоит найти его на Радуницу. Однако, безусловно, прежде чем идти на кладбище, стоит сходить в церковь, а за пару дней убраться на могилках родных и близких. Подкрасить, прополоть, восстановить».
Э. Карпова: «И всё же, у некоторых Радуница превращается в сплошное застолье».
О. Зайцева: «Да. К сожалению, это не редкость, и зачастую мы забываем, что еда — всего лишь форма милостыни, которую мы творим ради умерших. И здесь очень важно — как мы ее творим. Милостыня, в первую очередь, должна нас самих делать добрее, милосерднее, сострадательнее. Поэтому, если поминальный обед был сделан, что называется, для «галочки» или «для своих», без нашей искренней, чистой, живой молитвы об умершем человеке, то вряд ли от такого обеда умерший получит «много» пользы». Можно принести «горы», но если это будет сделано без веры и молитвы, то толку от этого будет мало».
Э. Карпова: «Ольга, я с тобою согласна. Такая традиция на моей памяти длится уже не один год. Но по собственному опыту скажу, что она существует не везде. Даже не во всей Беларуси есть традиция такого провождения Радуницы. Вот мой муж из России. И этот день у них обычный, рабочий и уж тем более там никто в этот день не ходит так как мы на кладбище. Муж был здесь на Радуницу единожды, пару лет назад, но немного пожив в России я поняла, что к этому дню его стоит подготовить основательно. Я рассказала ему весь процесс сбора людей на кладбище и о накрывании «стола» на могиле. До конца он в это даже не верил и после всей подготовки был изрядно удивлен происходящим. Люди с сумками шли на кладбище толпой, кушали там, пили, а порою и изрядно напивались».
О. Зайцева: «Я также была свидетелем такой картины. Когда люди приходили, убитые горем, а после горячительных напитков, вовсе забывали, где находятся. А ведь, придя на кладбище, надо зажечь свечку и помолиться. Затем прибрать могилу или просто помолчать, вспомнить покойного. Не стоит есть или пить на кладбище, тем более — алкогольные напитки. Обычай оставлять на могиле рюмку водки и кусок хлеба или какие-то яства для усопшего перед его фотографией достался нам от язычества. Также на кладбище запрещено курить и ругаться, так как это святое место, и таким образом, в первую очередь, мы показываем свое неуважение к усопшим».
Э. Карпова: «А еще я слышала от некоторых, что работать в этот день, как и в любой праздник — большой грех. Однако, есть люди, которым по роду деятельности придется в этот день находиться на рабочем месте, церковь их работу грехом не считает. Если же год человек не задумывался о труде и тут вдруг решил залезть с лопатой в огород, или взяться за молоток, или пилу в этот день – это, конечно же, неправильно».
О. Зайцева: «Знаешь, Эльмира, когда зашла на православный сайт, там прочитала обращение протоиерея Андрея Ткачёва о тайне, требующей уважения. Вот послушай: «И зерно умирает в земле, чтобы воскреснуть в виде колоса. И вся природа из замерзшего зимнего состояния превращается весной в зрелище цветущее и радостное. Все это не что иное, как образы воскресения, ожидающего человечество. Именно ожидание воскресения делает кладбище в наших глазах местом временного упокоения усопших и требует к себе благоговейного отношения. Там не только не должно быть грязи и беспорядка, безумного шума и громких мирских голосов. Там должна быть молитва.
Среди инвентаря, который берут люди на могилы для уборки, хорошо бы взять с собой когда-нибудь и Евангелие. И после того, как уборка закончится, можно будет открыть Слово Божие и прочесть из него главу или две. Это будет лучший венок из всех, которые до сих пор приносились на могилы родственников».
Э. Карпова: «Как видим, у Радуницы два пласта — языческий и христианский. К сожалению, первый из них оказался более понятным простому человеку в силу своей внешней эффектности и легкости в исполнении. Ведь это же совсем нетрудно — прийти на кладбище, сказать несколько теплых фраз о покойном, выпить и закусить, а потом оставить часть обеда. Куда тяжелее постоянно молиться и делать добрые дела — искренне, непринужденно, бескорыстно. Но только так, и никак иначе можно помочь нашим родным, которые переступили порог вечности — любовью, молитвой, добром. Иначе и на кладбище ходить нечего — все равно толку не будет».

Похожие записи

Оставить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲