Вы здесь
Саломея Регина Русецкая – белоруска  в мировой истории Личность 

Саломея Регина Русецкая – белоруска в мировой истории

В одном из последних номеров районной газеты мы упомянули, что в Календаре памятных дат ЮНЕСКО 2018 год отмечен юбилеем (300-летием со дня рождения) Саломеи Регины Русецкой (1718-1763 гг.). Но что же это за женщина? Какой след оставила в истории?

Саломея – первая в истории Речи Посполитой женщина-врач. Автор мемуаров, просветительница. Автор приключенческого романа «Авантюры моей жизни».
Но, кстати, у Регины Саломеи не было диплома врача, она не училась медицине. Медицинскую базу знаний женщина получила от своего первого мужа Якуба Гальпира — врача-окулиста. После его смерти Русецкая с успехом сама вела там медицинскую практику: работала врачом при дворе и гареме султана Османской Империи. Когда занималась лечением, то акцентировала внимание на гигиену и здоровое питание.
Родилась Саломея на Новогрудчине в семье мещанина Ефима Русецкого. Девочка росла сильной и независимой. Хорошо управлялась с лошадьми, любила стрелять из мушкета. Все оказалось не зря. Много раз этой смелой и отчаянной особе в дальнейшей жизни придется доказывать, что у нее «не заячье сердце», и утверждать, что «хоть я и безродная дворянка, но буду своего добиваться».
И она действительно добьется. Всего. Или почти всего…
В 1731 году 14-летнюю девушку отдали замуж за врача-немца Якуба Гальпира, и молодожены сразу направились в Стамбул, где супруг начал врачебную деятельность. Имея пытливый ум и жажду знаний, Саломея не погрузилась в мир домашнего хозяйства, а сразу заинтересовалась занятиями мужа и вскоре стала ему помогать. Супруг, хотя и был значительно старше, но юную жену любил и поощрял ее желание учиться. Русецкая же отличалась наблюдательностью, умом и способностями, поэтому довольно быстро овладела методами лечения и начала практиковать самостоятельно.
Через некоторое время она набралась столько знаний и опыта, что совершила невероятное: перевернула мусульманский мир с ног на голову – приезжая женщина-христианка смогла получить официальное разрешение на врачебную деятельность! По мусульманским обычаям мужчина, даже врач, не имел права посещать гарем, а правоверные мусульманки не имели права лечить мужчин. Католичка Русецкая могла практиковать и среди мужчин, и среди женщин, и это способствовало ее популярности.
Успех был неслыханным. Но и зависть, и злоба, и сплетни не прошли стороной…
В 1735 году супруг Регины Саломеи вынужден покинуть Османскую империю и выехать на новое место службы – в Боснию. Вскоре за мужем, уже с маленькой дочерью на руках, отправилась и Русецкая.
Путь каравана лежал в Софию, в дорожных сумках переодетой в мужское платье путешественницы лежали заряженные пистолеты. Предосторожности не были лишними, но оказались бесполезными. Разбойники захватили караван и перебили всех, кто был при нем.
Саломеи повезло. Известную “лекарку” опознали. Атаман разбойников поручил ей лечение своей родственницы, а после выздоровления отпустил “доктора” с миром. Что ж, в болезни и здравии все равны: и султаны, и разбойники, и обездоленные дети из бедных семей, которых по дороге Русецкая лечила бесплатно.
Но и самообразование женщина не прекращает. Слуга Гальпира, итальянец, научил Русецкую основам латинского языка, и она смогла выписывать рецепты. Приобретенные книги по медицине и фармакологии помогали ей постоянно совершенствовать свои знания. Женщина кроме медицинской практики вела и научные изыскания, результаты которых записывала в дневники.
Но семейную идилию прервала преждевременная смерть мужа. Русецкая унаследовала довольно значительные средства, которые она тратила в основном на путешествия и милосердие, в том числе на выкуп пленных солдат. Среди самых именитых пациентов врача в это время был трансильванский князь Йожеф Ракоци, главный претендент на венгерский престол. Кстати, один из выкупленных ею австрийских офицеров – Юзеф Пильштын – впоследствии станет ее вторым мужем.
Деньги на выкуп Саломея заработала своим мастерством, поставив на ноги тяжело больного сына турецкого паши – казначея султана.
В 1739 году Саломея Русецкая, точнее – уже Пильштынова, возвратилась на родину. В Несвижском замке князь Михал Казимир Радзивилл, по кличке Рыбонька, радушно принимал гостей, тут же дал Пильштыну «патент на хорунжество» в своей армии. Жена справила ему пышную экипировку. Служи и радуйся.
А сама, покинув дочь от первого брака в монастыре, направилась в Петербург, чтобы освободить знакомых пленников. Сразу же после прибытия в город на Неве Саломее, благодаря врачебному мастерству, удалось попасть в апартаменты самой императрицы Анны Иоанновны и добиться ее расположения. «Саламанида Ефимовна» или «мой дружок» – уважительно обращалась к лекарке императрица, а придворные дамы охотно шли на прием. По-видимому, популярность снова сыграла против нее. Для коллег-мужчин Саломея стала опасной конкуренткой, отбивавшей значительную часть богатых клиентов.
Может быть, сказался и беспокойный характер, не позволявший ей подолгу сидеть на месте. Русецкая-Пильштынова, щедро одаренная Анной Иоанновной, с четырьмя спасенными турецкими пленниками опять отправилась в путь. Теперь уже в Австрию, в надежде, что от родственников своего мужа получит деньги на их дальнейшую совместную жизнь, тем более, что она ожидала второго ребенка.
Но зажиточный австрийский род Пильштынов встретил нежданную гостью прохладно – кроме портретов, ничего не подарили. Ни помощи, ни благодарности, ни компенсации за вызволение Юзефа из плена Саломея не получила.
Крайне расстроенная, она прибыла в Вену и, проявив настойчивость и хитрость, пробилась к самому императору Карлу VI. Впрочем, такого радушия, как в Петербурге, при венском дворе она не встретила. По сравнению с хлебосольными россиянами австрийцы показались ей скупыми и сдержанными.
Из критического положения и нищеты Саломею выручил только приезд турецкого посла Джани Али-бей эфенди. Он с охотой принял на службу врача, учитывая ее знания языка и турецких обычаев.
Однако рождение сына Франтишка ускорило ее возвращение домой к мужу.
До Несвижа Саломея не доехала. Узнала, что за время разлуки Пильштын присвоил себе и растранжирил состояние жены, отдал чужим людям ее дочь Констанцию Гальпир, окружил себя любовницами, а сам оказался под арестом у Радзивилла «за какой-то проступок офицерский».
Однако женская логика непредсказуема, и вместо того, чтобы возненавидеть мужа, Русецкая попыталась еще раз наладить семейную жизнь. Выпросила у Михаила Радзивилла освобождение для злодея в надежде на его искреннее раскаяние. Перемирие было недолгим, вскоре опять начались семейные скандалы, пропажи имущества, любовные интрижки мужа… И Саломея буквально вынуждена была бежать из родного края.
Так, объехав пол-Европы, пережив множество приключений, путешественница снова возвратилась в Стамбул. На этот раз она вылечила сестру самого султана и осталась работать врачом при его гареме.
Положение Саломеи в турецком обществе упрочилось. Состояние вновь накопилось. Ее больше не считали чужеземкой и относились с большим почтением.
Сумев достичь высот врачебного мастерства, немыслимых для большинства женщин того времени, Русецкая не нашла личного счастья. После смерти первого мужа ни в одном из своих мужчин она не смогла обрести ни друга, ни защиты, ни надежного спутника. Любовь ее была безответной, надежды беспочвенны. Иллюзии разбивались и больно ранили сердце. Отношения с детьми, которых она любила, но часто оставляла на попечение других людей из-за работы и тяжести переездов, не сложились. Об этом несчастная мать очень жалела.
Записав свои воспоминания, в 1760 году Русецкая направилась из Стамбула в паломничество в Святую землю. В ее планы входило посещение Палестины и Египта. Но удалось ли ей осуществить задуманное – неизвестно. Следы Саломеи затерялись, и дальнейшая судьба талантливого врача, одаренной писательницы и бесстрашной путешественницы остается неизвестной.
Саломея Русецкая оставила после себя чрезвычайно интересный образец эпистолярного наследия — дневник-книгу «Авантюры моей жизни». В ней — воспоминания и собственные рассуждения по поводу тогдашних событий, интересные зарисовки-портреты людей, которые встречались во время ее путешествий по странам Запада и Востока. Много места в книге отведено описанию быта и нравов разных народов, изложены методы лечения различных болезней. Врач во многом опиралась на достижения народной медицины, распространяла учение о гигиене и физическом воспитании. Все это в совокупности с достижениями фармакологии и хирургии того времени создавали безупречную систему, в соответствии с которой работала Русецкая — «доктор медицины и окулистики», как она сама себя называла. Подлинник рукописи хранится в Библиотеке Чарторыйских в Пулавах.
К сожалению, мы не знаем, почему Саломее Пильштын, которой на момент написания книги было 42 года, не удалось осуществить свой замысел — издать ее ради поучения уже не только родных, но и широкого читателя. И, вероятно, ее имя, затерялось бы в истории, если бы рукопись “Авантюры” со временем не попала бы в Краков. И хотя книга была издана лишь в 1957 году под сокращенным названием «Ход путешествий, авантюр моей жизни», она стала популярной. Белорусскому читателю произведение о приключениях Саломеи стало доступно лишь в 1993 году: книга вышла под названием “Авантуры майго жыцця”, благодаря переводу Миколы Хаустовича.
Сегодня в фондах Национальной библиотеки Беларуси находятся все известные издания мемуаров Русецкой.
Вот такая… авантюрная, смелая, загадочная белоруска, которая смогла покорить… почти смогла покорить ВЕСЬ МИР.

Вспоминала Анна МАВИЧ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Похожие записи

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Return to Top ▲Return to Top ▲