Вы здесь
ПРОПАЛ  БЕЗ ВЕСТИ… Беларусь помнит 

ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ…

Без любви к Отечеству, к его прошлому и настоящему, без знания истории своей малой родины, невозможно построить будущее. Чувство патриотизма закладывается с детства, растет вместе с человеком, а начинается оно с понимания и уважения своих предков. Знать о подвигах, больших и малых, своих дедов и прадедов, да и просто то, какой трудной была в то время жизнь, нам особенно важно. Когда в живых остается считанное количество очевидцев Великой Отечественной войны, важна любая информация об известных и неизвестных героях. Эта работа дает надежду и возможность миллионам граждан установить судьбу или найти информацию о своих погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения.

В моей семье Великая Отечественная оставила свой неизгладимый след. Теперь очевидно, насколько важна была победа Советского Союза в той войне, что необходимо помнить и не забывать имена тех людей, которые отдали свою жизнь ради того, чтобы мы жили в свободной стране и радовались жизни. Каждый, кто воевал на фронтах и трудился в тылу, совершил свой подвиг. Ведь именно сплоченность советского народа помогла победить ненавистного врага.
Великая Отечественная война – это не далекая история, это та история, которую еще можно потрогать руками. Ведь следы от нее еще явственно хранит родная израненная земля. Победа в Великой Отечественной войне досталась нам дорогой ценой. Безвозвратные потери вооружённых сил СССР в той войне составили десятки тысяч человек. Сразу же следует отметить, что это не погибшие, а по разным причинам исключённые из списков частей. Согласно приказу заместителя Наркома обороны № 023 от 4 февраля 1944 года к безвозвратным потерям относятся «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Из этого числа почти половина считается без вести пропавшими. В свою очередь из числа пропавших большая часть оказалась в немецком плену (и только меньше трети из них дожили до освобождения), многие погибли на поле боя, а многие из тех, кто оказался на оккупированной территории, были впоследствии повторно призваны в армию.
Судьбы тысяч людей так и остались невыясненными. До сих пор продолжаются поиски мест захоронений погибших воинов. Пропавшие без вести во время Великой Отечественной войны имели особый статус и приравнивались к предателям и изменникам Родины, хотя на самом деле многие погибли в бою. Наша главная задача – вернуть честное имя воинам.
Среди пропавших без вести есть и мой близкий родственник, младший брат моего деда, Антон Максимович Кравцов. Более 75 лет наша семья мучилась вопросами: «При каких обстоятельствах он пропал? Где находится место его захоронения?»
77 лет ждал своего «возвращения» мой дед Антон Максимович…
В 2018 году в Тростинском сельском Совете депутатов раздался звонок. Звонил человек под именем Александр Дударенок. Он попросил отыскать родственников Кравцова А. М., чтобы сообщить новость о месте гибели и его захоронении. 77 лет он считался без вести пропавшим. Сказать какие чувства появились в душе – ничего не сказать. Земной поклон этому человеку, Дударенку Александру Владимировичу, командиру поискового отряда (г. Минск), который вернул нам нашего деда.
Что мы узнали об Антоне Максимовиче? Из материалов федерального архивного агенства России стало известно о существовании учетно-партийных документов на Антона Кравцова:
– партийный билет №0266590 (образца 1936 г.);
– отчетная карточка на партийный билет №0266590;
– регистрационный бланк на партийный билет №0266590.
Из документов узнаем следующее: смертный медальон был найден в декабре 1951 года, но на документы был наложен гриф «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО», поэтому в информационных источниках ЦАМО имеются записи под номером 503242861, которые сообщают, что:
КРАВЦОВ А. М., 1907 г.р., место рождения Белорусская ССР, Могилевская область, Хотимский район. Дата призыва – 1939 г. Последнее место службы ЗапФ 345 сп 27сд. Воинское звание младший лейтенант, причина выбытия – пропал без вести. Дата выбытия между 22.06.1941 г. и 14.06.1943 г. В другой записи под номером 574602086 дата выбытия указывается 1941 г.
Далее, читаем документы: «Свислочский районный военный комиссариат Гродненской области от 8 февраля 1952 года. № 048 г. Свислочь. Начальнику отдела по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава Советской Армии (совершенно секретно, экз 497*8, вх.№13743, 19.2.1952 г.)
В декабре 1951 года в Свислочском районе Гродненской области было проведено перезахоронение останков воинов Советской Армии, погибших в период Великой Отечественной войны Советского Союза, из индивидуальных и братских могил в одну братскую могилу, которую установили в сквере п.г.т. Свислочь. При переносе останков погибших воинов были обнаружены медальоны, в которых находились при этом прилагаемые справки. Приложение: комсомольский билет №3734378 и 8 справок (…Кравцова…)»
Часть, в которой служил мой предок была расквартирована в районе Белостока и в числе первых приняла на себя огонь врага. Мало данных о тех событиях, которые развернулись там в первые дни войны, но кое-что удалось выяснить. Сегодня рассекречены материалы из фондов Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны, воспоминания полковника, командира 345 стрелкового полка 27 стрелковой дивизии Василия Солодовникова. Некоторые материалы предлагаю вашему вниманию:
«… В субботу 21 июня в полк прибыл генерал-лейтенант Карбышев с целью инспекции обороняемого полком участка, главным образом его укреплений. Утром в субботу мы выехали в район батальонов. В общем, укреплениями районов обороны он остался доволен, но выразил свое неудовлетворение, что некоторые промежутки между дзотами не были прикрыты заграждениями. После встречи с Карбышевым я должен был доложить командующему 3 Армией генерал-лейтенанту Кузнецову. В 17.00 21 июня прибыл командующий армией и член военного совета и потребовали доклада об обстановке. Я доложил об обстановке и своих мероприятиях о готовности. «Какой Ваш вывод?» – спросил командующий. Я доложил, что война неизбежна — начнется не сегодня, так завтра. Командующий и член военного совета, как сговорившись, обрушились на меня, что я не правильно сделал выводы из обстановки, войны не будет, немцы нас боятся, и мы не должны обнаруживать своих действий, что мы к чему-то готовимся. Потребовали вызвать оперуполномоченного с докладом. Последний, по прибытии, доложил то же, что и я. Командующий и член военного совета были недовольны нашими докладами об обстановке… Но мнение командующего армией не изменило моего мнения, потому что обстановка была накалена до предела.
…Ровно в 4 часа начался обстрел городка тяжелой артиллерией и бомбардировка с воздуха. Я позвонил начальнику пограничного отряда, но связь уже была порвана. Было ясно, что противник ведет наступление, что предстоит тяжелый бой. Артиллерии у нас не было, но ротные, батальонные и один полковой минометы действовали очень хорошо. В течение 4 часов продолжался бой. Фашисты с бешенством атаковали наши позиции, переправляясь через озеро Нэто слева, но все их попытки ворваться в г. Августов были отбиты с большими для них потерями. После некоторого затишья со стороны противника была организована атака. Характерно, что на этот раз пыл у фашистов ослаб, и хорошо наблюдалось, как офицеры уже применяли палки и угрозы оружием для того, чтобы поднять солдат в атаку.
Противник подтянул артиллерию и, поставив ее на открытой позиции, начал обстрел дзотов. В это же время он организовал переброску людей через озеро в направлении двух взаимодействующих дзотов почти в тылу батальона. Накопившись при поддержке артиллерии, пошел в общую атаку на 3 батальон. Ни у меня, ни у командира батальона артиллерии не было, действовали только минометы…
К вечеру 22 июня я занимал оборону. Авиация противника сильно беспокоила при отходе, а также в обороне. Вот здесь я вспомнил, к чему привела нас осторожность перед врагом. Никто из штаба дивизии не спрашивал и не задавал вопросов накормлены ли бойцы и командиры, как это было на учениях. Многое, что мы делали в мирное время, не соответствовало боевой действительности. Пришлось находить другие пути, чтобы накормить полк и приданные части. Наземный противник не беспокоил нас, он как бы исчез. На второй день войны в 14 часов я получил приказ отойти из укрепленного района на 25 километров. Далее был получен приказ отходить на Волковыск. К утру 28 июня с трудом при помощи лейтенанта и бойцов других частей, т.е. через ночь, я достиг Волковыска, который горел, и противник был впереди. Ни дивизии, ни полка там не оказалось. Я направился на Минск. Выходя из окружения, ни разу не встретил никого ни из своей дивизии, ни из своего полка. После неудачной попытки перейти фронт в районе Орша–Смоленск я организовал там партизанский отряд, который действовал в районе ст. Крынки. В марте 1942 года, после установления связи с Большой Землей я был отозван в Москву. После доклада в Москве я был направлен в распоряжение Западного фронта, где и провоевал до конца войны…».
У А.М. Кравцова была семья, жена и двое маленьких детей. Они проживали вместе с ним в расположении части. Что с ними случилось, никто не знает. Может быть, они вместе с другими бежали в лес и выжили. Может быть, погибли… Антон Максимович вернулся к нам в 2018 году, а они уже, скорее всего, не вернуться никогда…

Тамара СВИРЕПО,
учитель географии Забелышинской средней школы

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
0

Автор публикации

899999K

flagБеларусь. Город: Хотимск
Комментарии: 0Публикации: 4161Регистрация: 10-01-2018

Похожие записи

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
captcha
Войти с помощью: 
Генерация пароля
Return to Top ▲Return to Top ▲

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: