Будущий святой Мартин, которого чествуют в этот день, жил в Константинополе и носил титул папы Римского. Святителя пытались убить по приказу императора, но человек, согласившийся сделать это, неожиданно ослеп, только приблизившись к Мартину. В итоге папу сослали в Херсонес Таврический, где он и умер.

Лисогоном святого Мартина прозвали за то, что в народе верили: именно в его день лисицы покидают старые норы и роют новые. Считалось, что в первые дни после переселения лисы бывают слепы и глухи, и их можно ловить голыми руками.

В этот день вспоминали и ворона. Говорили, что на Мартына (Мартина) он купает своих детей в лужах и отпускает «в отдел» — то есть на особое семейное житье. Ворона называли зловещей птицей, приписывали ему магическую силу. «Ворона каркает к ненастью, а ворон — к несчастью», — шептали старики. Были и другие приметы, но все недобрые: если кто-то в лесу запоет и увидит ворона — тот натолкнется на волка; если ворон каркает на церкви — к покойнику в селе, если каркает на избе — к покойнику во дворе.

В южных регионах с Мартынова дня начиналась пахота и сев ранних хлебов. Поэтому на погоду обращали особое внимание. Если день выдавался теплым и ярким, можно было надеяться на добрый урожай. На Мартына принято было работать от зари до зари, чтобы подготовить под посев как можно большую площадь.

Print Friendly

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ