Астрономы Китая зафиксировали вспышку гамма-излучения рекордной мощности
17.10.2022
Сотрудники Хотимской центральной районной аптеки № 28 с опытом всегда рады поделиться знаниями с молодыми кадрами
17.10.2022
Показать все

Былина о капитане Чепёлкине

Может, для кого-то будет открытием, но Илья Муромец – это реально существовавший человек. Был он иноком Киево-Печерского монастыря и погиб при взятии Киева князем Рюриком Ростиславовичем 2 января 1203 года, сопровождавшемся разгромом Печерской лавры. Мало того, в 1643 году он был канонизирован и почитается православной церковью в лике преподобных. В ХХ веке по сохранившемуся черепу скульптором Сергеем Никитиным был постановлен приблизительный облик инока Ильи. Но скульптор – тоже человек, и изваял могучего с окладистой бородой богатыря, что, несомненно, является влиянием русских былин о подвигах Ильи Муромца – победителя Соловья-разбойника, верного слуги князя Владимира Красное Солнышко (который жил и умер за двести лет до рождения самого Ильи) и прочих подвигов, описанных в литературе, кино и мультфильмах. Но очерк будет не о нем. Эту преамбулу или, если угодно, присказку, я привел лишь потому, что весьма похожая история произошла с героем данной статьи, уроженцем деревни Молуновка, летчиком Балтийского флота, погибшим во время обороны Ленинграда, капитаном Петром Чепёлкиным. Его реальная биография настолько перемешалась с последующими домыслами и откровенными фантазиями, что превратилась в самую настоящую былину.

Еще в школе от учителей я узнал, что есть художественный фильм «Балтийское небо» о героизме лётчиков Балтфлота, защитников осаждённого Ленинграда, и что прототипом главного героя является наш земляк летчик Петр Чепёлкин. Сюжет фильма пересказывать не стану, сегодня эту экранизацию одноименного романа Николая Чуковского можно без труда посмотреть в Интернете. Все желающие могут найти и лицезреть. Но предупрежу сразу или, как теперь говорят, дам спойлер: главный герой к Чепёлкину никакого отношения не имеет. В фильме вообще нет героя, прототипом которого стал наш земляк. Сценарий был настолько сильно переработан в процессе съемок режиссером и сценаристом, что Николай Чуковский был вынужден направить открытое письмо в Госкино и «Литературную газету» с требованием снять фильм с проката. И тем не менее, «Балтийское небо» стало одним из лидеров советского кинематографа 1961 года. Кино и вправду хорошее, всем рекомендую. Но оно не про Чепёлкина. А вот в романе «Балтийское небо» Петр Афанасьевич присутствует. И даже выведен под своим настоящим именем. Вот только и в литературном первоисточнике он не главный герой, и даже не второго, а скорее третьего плана. В канве повествования летчик Петр Чепёлкин нужен был лишь для того, чтобы описать его героическую гибель. Тем кому лень читать весь роман, можно прочитать статью «Памяти Петра Чепёлкина» в книге «Память» Хотимского района на страницах 449-452. Там перепечатан по сути весь отрывок из книги Чуковского. Я же, экономя время читателей, перейду к самой сути: согласно тексту книги, пять летчиков Балтийского флота Рассохин, Чепелкин, Серов, Лунин и Кабанков вознамериваются отметить День Великой Октябрьской Социалистической Революции 7 ноября 1942 года ударом по врагу. Но как назло погода стоит нелетная. И вот накануне Великой для всего советского народа даты 6 ноября им дают разрешение на вылет. Пятерка истребителей патрулирует Кронштадт и Ладожское озеро, обнаруживает 4 вражеских «мессершмидта», вступают в бой. Немецкие самолеты разделяются, за двумя гонятся Рассохин, Кабанков и Серов. А Лунин и Чепелкин преследуют два оставшихся. Чепёлкин сбивает оба самолета противника, но из-за неисправности двигателя теряет высоту, падает и тонет в Ладожском озере. Лунин возвращается один и рассказывает всем о гибели напарника. Ну разве это не былина? Тут вам и дружба крепкая нерушимая, и ненависть к врагу лютая, но справедливая, и смерть героическая за Родину, да еще и накануне главного государственного праздника, и даже баян-сказитель в образе летчика Лунина. Красиво, патриотично, и с идеологической точки зрения все выверено, и с воспитательной для молодежи полезно. В книге «Память» так и написано: « Так на 23-м году жизни погиб верный сын Советской Родины гвардии капитан Петр Афонасьевич Чепёлкин». И дата указана соответственно: 6.11.1942 года. Тут и сказочке конец или, как в нашем случае, былине.

Пётр Афанасьевич Чепёлкин действительно родился в Хотимском районе в деревне Молуновка 21 сентября 1919 года. В 1939 году призван в Красную армию и направлен, как окончивший семилетку, в Ейское военно-морское авиационное училище имени Сталина. После окончания служил там летчиком-инструктором, а с начала Великой Отечественной войны направлен в 5 истребительный авиационный полк под Ленинградом. Летал на самолете ЯК-1. По воспоминаниям однополчан был настоящим асом. Любил использовать в бою фигуры высшего пилотажа. Был смел и отчаян, иногда даже излишне, по мнению командиров. Дважды выводил свой самолет из боев, как говориться, на честном слове и на одном крыле. Практически с пустыми баками дотягивал до аэродрома. Считался везунчиком – ничего его не берет.

«1 января 1942 года 3 ЛаГГ-3 и 1 Як-1 из 5-го ИАП на высоте 2000 метров несли охрану перевалочных пунктов. Ведущий группы решил, чтобы надёжнее обеспечить охрану и взаимный просмотр, разойтись парами на одной высоте и в пределах видимости. Одна пара находилась над Кобоной, вторая разворачивалась над островом Зеленец. Таким образом, пара от пары находилась в 9–10 км друг от друга. При развороте Лунина и его ведомого П. А. Чепелкина над островом Зеленец в 12:20 неожиданно появившийся одиночный Ме-109 пошёл в атаку на ведущего. Вторая пара (ведущий И. А. Каберов ), заметив эту атаку, попыталась отрезать противника, но из-за большой дистанции между парами самолётов, поддержки оказать не могла. Чепелкин сделал левый отворот со скольжением. Лунин, заметив атаку, также отвернул влево, но при отвороте сорвался в штопор. Противник, убедившись в безуспешности атаки, горкой вправо пытался занять позицию для повторной атаки. В 12:30 Чепелкин резким доворотом вправо занял выгодную позицию и в момент потери скорости с дистанции 150 метров одной длинной очередью сбил самолет противника», – это выдержка из наградного листа Петра Чепёлкина. Спустя полгода после этого боя, за совокупные заслуги и мужество он будет награжден орденом Красного Знамени. А теперь прошу обратить внимание на упомянутую выше фамилию Каберов. Это никто иной как в будущем Герой Советского Союза Игорь Александрович Каберов, полковник авиации и действительный документально-подтвержденный прототип героя книги и фильма «Балтийское небо» летчика Кабанкова. После войны Каберов напишет книгу мемуаров «В прицеле – свастика», где расскажет о своем однокурснике и боевом товарище Петре Чепёлкине. И, в частности, об описанном бое 1 января 1942 года. Согласно воспоминаниям Каберова, в этот период у Петра были романтические отношения с одной из медсестер по имени Мотя. И она попросила в подарок на Новый Год – сбитый самолет. Чепёлкин обещал ей. И обещание свое выполнил. Эта история ходила по 5-тому авиаполку, как анекдот, и ее рассказали приехавшему как-то в честь корреспонденту фронтовой газеты Николаю Чуковскому. Николай Корнеевич захотел лично познакомиться с летчиком, о котором пересказывают столько забавных и героических историй. И ему с грустью ответили, что гвардии капитан Петр Чепёлкин погиб. В бою 14 августа 1942 года. Нет, я не ошибся. Именно 14 августа 1942 года. Свидетелем его гибели и вторым участником боя был Герой Советского Союза Георгий Дмитриевич Костылев, он выведен в книге как Константин Лунин. Вот что он дословно вспоминал о том событии: «14 августа 1942 года 9 «Харрикейнов» из 3-го Гвардейского ИАП сопровождали Ил-2 на бомбово-штурмовой удар по дозорным катерам противника в Финском заливе. На обратном пути в 10:15 на высоте 2200 метров в районе острова Сейскар 4 «Харрикейна» были атакованы 7 «Брюстерами В-239» из состава LLV-24 финских ВВС на траверзе Шепелевского маяка. «Илы», увидев самолёты противника, стали удирать, чем оторвали 4 истребителя из группы непосредственного прикрытия, которые, движимые чувством ответственности за сохранение штурмовиков, ушли вслед за ними. Оставшаяся четвёрка приняла бой.
В этом бою гвардии капитан П. А. Чепелкин допустил горячность, увлекшись погоней за ведущим самолётом противника, и пропущенный ведомой парой вперёд был зажат ими в клещи и подбит. Он пытался дотянуть машину до берега, но произвёл вынужденную посадку в заливе в 4 км к северу от маяка Шепелев. При посадке на воду почему-то выпустил посадочные щитки. Машина коснулась воды и сразу же ушла на глубину. Лётчик не успел покинуть кабину самолёта и погиб».
Николай Чуковский писал художественное, я подчеркиваю, произведение. «Балтийское небо» – приключенческий роман для среднего и старшего школьного возраста, а не документальная хроника или историческая монография. Взяв за основу истории с новогодним подарком медсестре Моте и гибелью Чепёлкина, он дофантазировал сюжет, перенеся его с новогодних праздников на октябрьские, а подарок в виде двух сбитых самолетов был уже адресован не только медсестре, а всему советскому народу. Но согласитесь, что так даже интересней, что так символичней, красивей, патриотичней. Для того она и былина. И может даже лучше, что именно эта версия, придуманная Чуковским, вошла в книгу «Память» Хотимского района, как верная. Но историческая память, под эгидой которой мы проходим нынешний 2022 год, требует расставить все точки над «i». К тому же это не в коей мере не умоляет заслуги и подвиги нашего земляка, погибшего 80 лет назад в боях за оборону Ленинграда гвардии капитана Петра Чепёлкина.

Александр Александрин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
captcha
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: